Факты Дня

1 862 подписчика

Свежие комментарии

  • Inna Kuznetsov
    Редкий умница и порядочный человек.Глазьев: Запад по...
  • Иван Иванов
    Просто удивительная позиция прибалтов: вести много лет оголтелую русофобскую политику и делать вид, что это не мешает...Начало доходить: ...
  • Елена Бреслова
    отлично автор прикололся и с отсылкой к пиндосам и с финским транзитом! Даешь пустые порты проебалтов! и полное отклю...Начало доходить: ...

Олег Царёв: «ОПЗЖ допускает крупные политические ошибки»

Олег Царёв: «ОПЗЖ допускает крупные политические ошибки»

В воскресенье, 22 ноября, в одном из самых крупных городов Украины — Днепре — состоится второй тур выборов. За кресло мэра города поборются Борис Филатов и Загид Краснов. И если имя Загида Краснова не особо известно за пределами Днепра, то Борис Филатов стал медийной личностью ещё в 2014 году, когда предложил «давать мразям любые обещания, а вешать их потом».

Так человек из команды Игоря Коломойского прокомментировал недовольство населения Крыма сменой центральной власти на Украине. Крым, «ободрённый», в том числе, и этим заявлением, стал российским, а Борис Филатов широко прославился как «мэр-вешатель». 2020 год преподнёс украинским избирателям шокирующий сюрприз: Филатова в борьбе за мэрское кресло поддержала партия «Оппозиционная платформа — За жизнь», являющаяся на сегодняшний день единственной «пророссийской» партией страны. Что стоит за этой поддержкой, кто и зачем её организовал, «Антифашист» обсудил с Олегом Царёвым — политиком, до 2014 года представлявшим интересы Днепропетровской области в парламенте Украины.

Также мы затронули тему политики России на постсоветском пространстве, и её взаимоотношений с Украиной.

— Представители днепровской ячейки ОПЗЖ призвали проголосовать во втором туре мэрских выборов за Бориса Филатова, мотивируя свою поддержку тем, что он «эффективен», и «благодаря ему Днепр развивается».

Борис Филатов стал знаменит из-за вот этого вот высказывания в отношении патриотично настроенных жителей Крыма: «Нужно давать мразям любые обещания, гарантии и идти на любые уступки. А вешать... Вешать их надо потом». Вместе с тем партия ОПЗЖ считается пророссийской силой на Украине. Что вы об этом думаете?

— Я родом из Днепропетровска, и я очень хорошо знаю и Вадима Рабиновича, который сейчас представляет ОПЗЖ, и Игоря Коломойского, чьим человеком является Борис Филатов. Вадим Рабинович помогал Игорю Коломойскому в его общественной деятельности, связанной с еврейской общиной. Статус руководителя одной из самых серьёзных еврейских общин Европы чрезвычайно важен для Игоря Коломойского. Я был когда-то на их конгрессе, меня туда пригласили в качестве представителя антифашистского фронта, чтобы придать некий официальный статус этому мероприятию. Так вот, насколько я понимаю, где-то в процессе этой общественной деятельности Геннадий Корбан, входящий в команду Коломойского, познакомился с Вадимом Рабиновичем. Я уверен, что все контакты по теме сотрудничества ОПЗЖ с людьми Коломойского шли через Рабиновича. Вряд ли Виктор Медведчук допустил бы какое-то общение, пусть даже с рейдером №1, но всё равно мелким жуликом Геннадием Корбаном, и тем же Борисом Филатовым. Это не уровень Медведчука. Думаю, контакты прошли именно с Вадимом Рабиновичем, и не зря именно Вадим Рабинович выступал по этой теме в дальнейшем.

То, что существовала договорённость, что в городском совете фракция ОПЗЖ будет действовать вместе с Борисом Филатовым, у меня не было никаких сомнений, это для Днепропетровска не было секретом. Я считаю, что лидер днепропетровской ОПЗЖ допустил большую политическую ошибку в том, что озвучил эти договорённости. Даже во время боевых действий противники договариваются, как вывезти тела погибших, как забрать раненых, о методах ведения войны. Гитлер, например, до последнего не применял химическое оружие, хотя оно у него было. Не применял, потому что считал это неправильным, и последствия его применения для фашистской Германии будут крайне негативными. Я это говорю к тому, что даже во время ожесточённой войны, которая выглядит так, как будто идёт без правил, существуют правила и договорённости. И то, что между разными политическими силами, даже антагонистами, существуют договорённости — те, кто занимается политикой, знают, что это реальность. Но здесь лидер днепропетровской ОПЗЖ уж настолько лёг под Геннадия Корбана!.. Ведь там Геннадий Корбан и Борис Филатов и сформировали списки ОПЗЖ. Они поставили людей, которые изначально были заточены под Филатова и Корбана, то есть в дальнейшем ОПЗЖ теряет возможность управления этой ячейкой.

Повторяется та же схема, которая была с Кивой.

— А с Кивой какая схема была?

— Точно такая же. Вадим Рабинович, когда формировался список ОПЗЖ в Верховную Раду, включил туда Илью Киву. У меня по этому поводу было даже сообщение в Твиттере: «Решите уже материальные вопросы Вадима Рабиновича, для того чтобы список ОПЗЖ формировался из идеологически близких нам людей». Нам — это идеологически близких избирателям. Я думаю, что именно по этой причине не Медведчук комментировал ситуацию в Днепропетровске с Филатовым, и пытался из неё выйти, а именно Вадим Рабинович, который говорил, что это личная инициатива руководителя днепропетровской ячейки. Но оправдание не выглядело убедительным, потому что это прозвучало на 112 канале. Если бы эта информация не шла в русле партийной инициативы и партийной повестки, то она бы просто не прозвучала там.

— На ваш взгляд, была у ОПЗЖ возможность никого не поддерживать в Днепре — ни Филатова, ни Краснова? Можно было просто обойти молчанием эту тему?

— Я считаю, что ОПЗЖ допускает крупные политические ошибки. Это и Кива, это и поддержка Филатова, это и некоторые другие вещи. Но такие ошибки допускают не только на Украине, они допускаются, в том числе, и в России, и вообще на постсоветском пространстве. Очень многие считают, что самое главное — это лидеры партий и их договорённости, и не обращают внимания на точку зрения людей. Вот когда Россия работала и работает с Украиной, она делает ставку на какие-то договорённости: когда-то на договорённости с Януковичем, сегодня на Виктора Медведчука, и он делает действительно многое. Но работать надо не с элитами, работать надо с людьми. Это более правильно, потому что элиты можно перекупить, запугать, а народ нет — он хороший, сильный, стойкий, любит правду и справедливость. Поэтому надо работать с людьми.

Посмотрите, какая у нас ситуация, у нас проходят боевые действия. Любая война поднимает героев. Эти герои потом встраиваются в политику, они становятся востребованными, растут. Так было в царской России, так происходит сейчас на Украине. Вы посмотрите, как встречают военнопленных после освобождения на Украине, и как в России. У нас была война в Донбассе, Сирии, Ливии, сейчас некоторые добровольцы ездили в Карабах, но мы этих людей совершенно не знаем, общественности в массе своей они не известны. В советское время был целый пантеон героев, потому что у государства была цель, и герои показывали, как надо себя вести. А мы не сохранили никого из героев Донбасса, например.

Я знаю одну политическую партию, которая представлена в Госдуме, и которая хотела взять Моторолу в свой список, но ей не дали этого сделать. Но если бы это удалось, он был бы жив. Но мы не сохранили никого из них — ни Мозгового, ни Моторолу, сколько у нас было достойных людей! И это очень плохо. Такое ощущение, что у нас нет целей и задач. У корабля, который не знает куда плыть, не бывает попутного ветра. Поэтому надо чётко определиться, что Россия хочет, надо работать с людьми, а не с элитами. Всё это касается и ОПЗЖ. Да, можно было решить какие-то кулуарные задачи, вопросы сотрудничества по Днепропетровску, но в целом за счёт таких действий партии теряют больше, чем получают. Потому что поддержка людей, это то, что за деньги не купишь.

— Действия ОПЗЖ отражают политику России в отношении Украины?

— А какая политика России в отношении Украины? Кто это знает? Какие задачи были поставлены, какие задачи вообще стоят перед Россией? Мы последовательно теряем территории, которые окружают Россию. Не потеряли пока ещё Донбасс — но это, скорее, вопреки, а не благодаря — и не потеряли Белоруссию. Молдавию мы потеряли, могли и Белоруссию потерять, но так уж сложилась ситуация, что Лукашенко и рад бы был сейчас уйти в свободное плавание, но у него не получается, и это, скорее, исключение, которое подтверждает правило. Когда у нас нет окружающих территорий, линия фронта теперь смещается внутрь Российской Федерации.

— На ваш взгляд, действия Виктора Медведчука по урегулированию конфликта в Донбассе приносят пользу?

— Виктор Медведчук делает очень много.

— Что он делает, можете уточнить?

— Он делает всё, что можно сделать в сегодняшних условиях, для того, чтобы выполнялись Минские соглашения. Но сложившаяся внутри Украины ситуация такова, что ему сейчас этого не позволят. Вообще удивительно, как он сохранил ОПЗЖ, сохранил как политическую силу, не позволил её растоптать, она существует, и это даёт хоть какую-то надежду.

— У жителей Украины, ориентированных на Россию, на ваш взгляд, есть перспективы? Я специально не говорю «русскоязычных людей», потому что практически вся Украина русскоязычна, вплоть до высшего руководства, но многие из этих людей уже ориентированы на Запад. Если ли перспективы у тех, кто до сих пор сохраняет верность России?

— Всё зависит от Российской Федерации. Что сейчас происходит? Америка слабая, она уходит с позиции мирового жандарма. И неважно, кто выиграл выборы — Байден или Трамп — с каждым разом, с каждым новым президентом Америка становится всё слабее и слабее. И что мы видим? Мы видим, что происходят региональные конфликты, и на место США в роли одного большого жандарма, приходят интересы региональных держав, которые создают свои проекты. Например, Великая Румыния — это Румыния, Молдавия, часть Украины; Шиитский пояс — Иран, Ирак, Ливан, Сирия, Иордания; Большая Албания; Турция — Османская Империя, она сейчас просто зашла на территорию бывшего Советского Союза и претендует на контроль над тюркскими народами.

По мере того как США уходят с мировой сцены как мировой жандарм, начинают работать региональные державы. В какой-то степени, это даже сложнее для РФ, потому что те силы сдерживания, большая ядерная дубина, она очень хорошо работала против США. Были два супер-государства, которые сдерживали друг друга, и старались не входить в прямое столкновение. Вот разве что в Сирии был такой тяжёлый эпизод, когда погибли наши ЧВК-шники, были ребята из Донецка, много русских ребят погибло. Но других эпизодов прямого столкновения с США не было. Зато есть столкновения с региональными державами, реализующими свои проекты. Что мы видим сейчас на примере Турции? Турция действует нагло, она не оглядывается на США.

Таким образом, на границах России может заполыхать много костров. В такой ситуации надо менять тактику. Надо бить так, чтобы было больно, чтобы никто не пытался сунуться, потому что иначе это может превратиться в борьбу медведя со сворой собак, и неизвестно, кто в этой ситуации выиграет. Менять надо стиль войны: надо понимать, что «Цирконы» уже не будут работать в новых условиях. Здесь больше пригодятся беспилотники, барражирующие боеприпасы, управляемая техника, потому что это будут локальные конфликты. И надо быть готовыми быть более агрессивными, потому что отчитываться уже не перед кем, и бояться больше некого. Вот если Россия будет менять свои подходы, то у неё открывается окно возможностей в условиях того, что США будут сосредоточены на внутренних проблемах. Если Россия не поменяет свои подходы, она превратится в большого кита, к которому подплывают более мелкие хищники и откусывают куски мяса, то есть территории. Тогда она превратится в жертву.

— На ваш взгляд, с приходом Джо Байдена в Белый дом политика США в отношении России, Украины и конфликта в Донбассе поменяется?

— Надо меньше оглядываться на позицию Соединённых Штатов, а отстаивать свои интересы. Посмотрите, как турки отстаивают интересы тех территорий, которые они считают входящими в свою орбиту влияния. Эрдоган когда-то говорил, что «там, где пролилась кровь турецкого солдата — это уже турецкие территории». Если Россия будет подходить с этой точки зрения, то по всей Европе лилась кровь русских солдат.

— После всего того, что произошло между Украиной и Донбассом, совместная жизнь в рамках одного государства возможна?

— При Зеленском нет.

— А при ком да? И при каких условиях это станет возможным?

— Что сейчас можно спрогнозировать? Независимо от того, Байден это или не Байден. Какая ситуация сейчас в США, мы видим. В условиях, когда американцы немного отвлеклись от управления мировыми процессами и от Украины, тут же включились англичане. Зеленский встречался с MI-6, ему давали команды, то есть англичане тут же пытаются перехватить повестку дня, поэтому сидеть и рассчитывать на то, что будет легко — не будет. Надо кардинально менять подходы, и только тогда возможны какие-то перспективы.

Нужно менять подходы, становится более жёсткими и меньше оглядываться на мировое сообщество — это, во-первых. И второе — надо понимать, что ситуация на Донбассе в ближайшие пару лет не решится, Донбасс продолжит находиться в подвешенном состоянии. Я знаю настроения некоторых представителей российской власти: вплоть до последнего времени они все рассчитывали на то, что Минские соглашения вот-вот будут выполнены, и Донбасс уйдёт на Украину, поэтому не надо им сильно заниматься. Так вот, надо заниматься, потому что быстро он не уйдёт, надо что-то делать с людьми, с территориями, с заводами, фабриками.

— Сейчас эти настроения изменились?

— Мне сложно сказать.

— Карабахский сценарий возможен для Донбасса?

— Донбасс имеет общую границу с РФ. Поэтому я не думаю что в ближайший год или два возможен карабахский сценарий. Но надо понимать, что турки и украинцы сейчас очень активно работают над созданием беспилотников. После того, как туркам отрезали возможность поставок импортных комплектующих для беспилотников, они договариваются с Украиной. Кто контролирует небо, тот контролирует землю, так было даже во время Великой Отечественной, ничего не поменялось и сейчас. Невозможно выиграть в современной войне, если ты не контролируешь воздушное пространство. И если Украина совместно с Турцией создаст беспилотники, недорогие, но позволяющие достаточно эффективно контролировать воздушное пространство, то Донбассу будет очень сложно. Люди и тяжёлое вооружение становятся мишенями в случае работы беспилотников, мы же все видели эти кадры, когда азербайджанцы просто как в тире расстреливали армянские войска. Азербайджан никогда не продвинулся бы в Карабахе, если бы сопоставимый парк беспилотников был у Армении. Продвигаться по чужой территории, прорывать оборону без поддержки с воздуха просто невозможно.

— Как быстро могут быть созданы украино-турецкие беспилотники?

— Украина уже закупила беспилотники, произведённые в Турции. Как быстро могут быть созданы совместные модели? Предполагаю, довольно быстро. Беспилотники есть у Израиля, хорошие беспилотники в Иране, они есть в ЕС, в США. Россия в этом однозначно отстаёт. Мы едем дальше на наследии Советского Союза, но мир вокруг уже изменился. Поэтому нам необходимо кардинально менять подходы по всем этим вопросам, не оглядываться на мнение мирового сообщества, и тогда у нас появятся перспективы.



Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх