На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Факты Дня

2 277 подписчиков

Свежие комментарии

  • Вячеслав
    Хорошая статья...  Вот теперь, такую же про наше Министерство обороны, пожалуйста!..Эротичный «эскорт...
  • Бендер Задунайский
    Ближе к очку зелебобика колоть надо было . Вынул и член об бороду вытер .Эротичный «эскорт...
  • Olga Chuhutina
    Турции  не стоило так поступать с  храмом Святой  Софьи КонстантинопрольскойПредначертание св...

Противоречия — суть Европейского союза

Противоречия между европейскими странами уходят в глубь веков, практически к моменту появления самих европейских наций. Так, франко-германское соперничество восходит к борьбе галльских и германских племен времен Римской империи. Соперничество и культурные различия между галлами и германскими племенами, доримскими культурами, которые постепенно превратились во Францию и Германию, были отмечены еще Юлием Цезарем в его записках «О Галльской войне».

Без преувеличения можно сказать, что вся последующая история отношений между ними характеризуется постоянной борьбой за территории и власть не только в Европе, но и в мире. И в двух мировых войнах Франция и Германия оказались по разные стороны.

Наиболее остро соперничество между Германией и Великобританией проявилось в XIX веке, в период захвата колоний в Азии и Африке.

Существует мнение, что гонка вооружений между Британской и Германской империями с 1880-х годов по 1914 год стала одной из причин Первой мировой войны.

Не менее драматичными были отношения между англичанами и французами. С Бретонской войны (1076–1077) до т. н. Англо-французской войны (1940–1942), представлявшей эпизодические вооруженные действия в рамках начального этапа Второй мировой войны (т. н. необъявленная война между Великобританией и прогерманским коллаборационистским режимом Виши за контроль над французскими колониями), между англичанами и французами велось порядка 40 более или менее крупных войн, включая Столетнюю войну (1337–1453).

Казалось бы, чего вспоминать о противоречиях минувших эпох, когда сегодня большинство европейских стран объединены в Европейский союз?

Не стоит, однако, забывать, что закон единства и борьбы противоположностей является одним из основных законов диалектического развития. А попытки искусственного устранения противоречий в рамках ЕС через попытки его постоянной (с момента создания) унификации создают препятствия для развития и самого существования союза. Это, что называется, в теории, а на практике это выражается в создании единого наднационального центра в Брюсселе, который постепенно стремится забрать всю полноту власти в ЕС и использовать свои властные (в основном финансовые) полномочия для подавления возникающих противоречий, а по существу, реальных потребностей участников. И происходит это не столько в интересах самого ЕС, сколько в политических и экономических интересах Соединенных Штатов.

Парадоксальность ситуации заключается в том, что постоянные требования, выдвигаемые США к Брюсселю, ведут к развалу не только ЕС и отдельных европейских государств, но в перспективе и самих Соединенных Штатов.

Общий уровень политических элит в Штатах таков, что они не только не учитывают в своей деятельности законов диалектики, но даже не слышали о них. А тех, кто слышал, во времена маккартизма объявляли коммунистами и сажали в тюрьмы.

Интересно, что в СССР об этих законах не только знали, их, можно сказать, обожествляли и считали, что этого достаточно и их действия можно было бы не учитывать в повседневной жизни. О каких противоречиях в СССР можно было говорить применительно к социалистическим государствам? Все они объявлялись некритичными и не учитывались в диалектическом развитии общества и строя. А когда СССР развалился, стали искать причины, но никому не пришло в голову искать их в неисполнении КПСС основных законов марксистского учения, из которого в СССР сделали не науку, а своего рода религию. А между тем законы диалектики о единстве и борьбе противоположностей, о переходе количества в качество, а также закон отрицания отрицания, который заключается в том, что новое всегда отрицает старое и занимает его место, но постепенно само превращается из нового в старое и отрицается все более новым, действовали тогда и столь же неумолимо действуют и сегодня.

Помню, когда мы изучали марксизм в университете, преподаватели как-то всегда очень туманно объясняли закон отрицания отрицания. Они, конечно, понимали, о чем идет речь, но как объяснить студентам, что социалистическое общество должно уступить место другому — коммунистическому, в котором вообще не будет антагонистических противоречий? А как в этом случае быть с законами диалектики?

Смешно, конечно, в наши дни требовать от политиков знаний законов диалектики, а тем более претендовать на то, чтобы они соотносили свою деятельность с этими законами. Никто об этом и не задумывается. Я в своей дипломатической работе лишь однажды во время информационной беседы с итальянским дипломатом упомянул о законе перехода количества в качество, когда мы обсуждали вопрос безудержного расширения ЕС за счет восточноевропейских стран. Негативные последствия от этого для «старых» европейских стран стали к тому времени все более очевидными.

Открытые Гегелем законы диалектики никто не учитывает в своей политической деятельности, и менее всего коммунисты, сделавшие из них своеобразную икону. Однако эти законы прекрасно подходят для того, чтобы объяснить, почему разваливаются империи или прекращают свое существование казавшиеся вечными супердержавы, как уже развалился СССР и готовятся к развалу ЕС и США.

Развязанная США санкционная энергетическая война против России, куда были втянуты европейцы, привела к началу процесса экономического упадка ведущих европейских экономик и перетоку капиталов и производств из Европы в США.

На какой-то период эта политика позволит американцам поддержать свою экономику, снизить безработицу и т. п., однако все это происходит на фоне экономического обрушения до недавнего времени основного союзника США — Европы. А это ослабляет в целом и без того дряхлеющие позиции Запада.

В свое время И. В. Сталин утверждал, что Европа всё проглотит. Пока это утверждение действует. Отмечаются некоторые взбрыкивания лидеров ФРГ и Франции вроде того, что они готовы чуть ли ни начать в ответ экономическую войну против США. Шольц и Макрон осудили недобросовестную конкуренцию со стороны США, в результате которой европейские компании могут перебазироваться в Америку, пишет Politico. Германия и Франция хотят договориться и настроены на диалог, но, если потребуется, готовы нанести ответный удар.

Но эти взбрыкивания так и остались лишь демонстрацией. Не готовы нынешние европейские элиты реально бороться с американцами. Ну если не считать якобы несогласованную с янки поездку О. Шольца в Китай с целью хоть как-то спасти экономические интересы Германии за счет восстановления связей с Китаем.

Не зря говорят (и говорит не кто иной, как сам глава евродипломатии Жозеп Боррель), что экономическое благополучие ФРГ последних десятилетий зиждилось в основном на дешевых российских энергоресурсах и обширной торговле с Китаем. И это, по его мнению, плохо. Один из этих столпов — энергетический — с подачи американцев почти убрали, а вот от второго избавиться труднее. Но грядущая зима покажет, действительно ли убрали и первый столп.

Каких-либо шагов навстречу России О. Шольцу просто не простили бы. Да и поездка в Китай выдалась более чем странной. Во время визита канцлера в Поднебесную в самой Германии шло совещание министров иностранных дел «Семерки», на котором солировала цепной пес (вернее, сука) американского империализма Анналена Бербок, требуя усилить атлантическую солидарность в борьбе с главным конкурентом и врагом в лице Китая.

И только вековая мудрость, терпение и прагматизм китайского руководства, а также знание им реального положения дел в Евросоюзе и сути противоречий в правящей в ФРГ коалиции позволили без эксцессов завершить визит Шольца. Можно только вообразить себе, чем бы подобный казус закончился для Шольца во время визита в арабские страны или, не дай бог, в КНДР.

До этого в ряде СМИ появилась информация, что президент Франции Эмманюэль Макрон предлагал Шольцу совершить в Китай совместный визит, но канцлер отказался. О какой уже совместной экономической войне с США в этом случае может идти речь.

После этого французское издание Le Figaro раскритиковало немецкого канцлера за то, что он якобы в своих действиях разошелся с политикой Евросоюза. В публикации говорится, что Шольца уже обвиняли в том, что он действует в одиночку в украинском вопросе. И вот теперь отправился самостоятельно в Пекин в сопровождении крупных бизнесменов.

Таким путем Германия, вероятно, намерена сохранить свое лидирующее положение в ЕС и не хочет ничем делиться с Францией, которая в свою очередь стремится потеснить ФРГ, имея для этого лучшее энергетическое положение в ЕС за счет поставок газа из Африки и своей более развитой атомной энергетики, которую она сумела сохранить, несмотря на давление со стороны ЕС в период борьбы с традиционными источниками энергии.

Только вот как Германии восстановить былой уровень товарооборота с Китаем, когда наиболее мощные производства, производящие основные товары для обмена, перебираются из Европы в США?

Как бы там ни было, но визит Шольца в КНР усилил противоречия между ФРГ и Францией. И уж ни о какой совместной экономической войне с США речи больше не идет.

Французов также разозлили планы Олафа Шольца по выделению немецким компаниям и домохозяйствам государственной энергетической субсидии в размере 200 млрд евро, вместо того чтобы всей Европой согласовать ограничение цен на газ, за что выступает Макрон.

Противоречия возникли и по поводу строительства трубопровода MidCat, идущего от Пиренейского полуострова до Северной Европы. Немцы активно его поддержали, а во Франции решили, что проект финансово нерентабелен, и выступили против.

Противоречивыми являются и подходы Франции и Германии к построению системы обороны ЕС. ФРГ ратует за создание противоракетного щита, охватывающего большую часть Европы. Он предполагает совместные закупки средств противовоздушной обороны у США и Израиля. А Франция выступает за аналогичное оружие, но франко-итальянского производства.

О. Шольц все еще надеется, что Германия сохранит свои лидирующие позиции в ЕС. Но для этого его нужно реформировать так, чтобы он отвечал в большей степени интересам Германии. Так, он предложил содружеству со временем отказаться от права вето по ряду вопросов в пользу принципа простого большинства голосов.

Понятно, что младоевропейцы выступают категорически против этих изменений, поскольку не без основания видят в них ущемление своих прав.

Олаф Шольц также выступил за дальнейшее расширение Евросоюза за счёт Западных Балкан, Украины, Молдавии и Грузии. Он подчеркнул, что дальнейшая экспансия отвечает интересам союза.

А между тем идея безудержного расширения ЕС весьма скептически воспринимается «старой» Европой, которая понимает, что все материальные издержки этого шага лягут на нее.

У многих при этом возникает вопрос, а не действует ли при этом канцлер ФРГ в интересах Соединенных Штатов, стремящихся максимально ослабить позиции объединенной Европы. А прием новых членов, тем более таких проблемных, как Украина, безусловно, будет способствовать этому. И восстановление Украины легло бы в этом случае целиком на Евросоюз.

Все это, что называется, более или менее объективные противоречия, существующие в настоящее время между странами ЕС. И разумеется, это далеко не полный их список.

Но есть еще один вид противоречий внутри Евросоюза, который уходит корнями в историческое прошлое европейских государств и межгосударственных отношений былого.

При этом, перечисляя основные современные противоречия между европейскими государствами, я сознательно не упомянул отношения Польши со своими соседями. А это наиболее невралгический клубок противоречий не только в современной, но и в исторической Европе.

Следует отметить, что европейцы в значительно большей степени склонны переживать свои обиды и поражения минувших лет и эпох, чем русские. «Чемпионами» в этом плане выступают поляки. Они страстно любят ковыряться в своих обидах и поражениях прошлых лет, и это является своего рода движущей силой для новых политических авантюр и для выстраивания бесконечных претензий к своим соседям.

Говорят, что характер — это судьба. В полной мере это относится не только к людям, но к государствам. Сколько раз Польше доставалось из-за ее такого «национального характера», но все равно всякий раз полякам неймется. Это уже судьба, от которой невозможно уйти. А значит, быть им битыми и делимыми в истории еще не один раз.

Сколько всего Россия претерпела от немцев! Только в двух последних мировых войнах погибли тридцать семь миллионов россиян. И всякий раз по завершении военных действий Россия готова была налаживать с Германией если не дружеские, то по крайней мере нормальные деловые отношения. И это при том, что инициатором всех войн, начиная от тевтонских рыцарей до Гитлера, была немецкая сторона.

И всякий раз немцы принимали как должное протянутую нами руку: пользовались нашими дешевыми энергоресурсами, без особой благодарности приняли от нас согласие на объединение Германии, но все равно оставались нашими историческими врагами, готовыми всякий раз к новому реваншу.

А знаете, почему шведы сегодня так ненавидят нашу страну? Из-за поражения от Петра I в Полтавской битве в 1709 году. До поражения Швеции в Северной войне, своеобразным «Сталинградом» в которой стал разгром войск Карла XII под Полтавой, Швеция имела все возможности превратиться (по нынешним меркам) в супердержаву. И уже почти превратилась, если бы не эта неприятность. Разгром под Полтавой привёл к перелому в войне в пользу России и к победе в Северной войне. Что означало и конец доминирования Швеции в Европе.

В 2009 году мне в качестве официального представителя российского посольства в Киеве пришлось принять участие в торжествах по случаю 300-летия Полтавской битвы. От шведской стороны там был посол. Напряжение к нам со стороны шведов чувствовалось, как говорится, кожей. Все наши попытки как-то разрядить обстановку, свести события 300-летней давности сугубо к историческому измерению ни к чему не привели. Лед не растаял.

Но к чести шведов, следует отметить, что они, в отличие от российской стороны, на государственном уровне участвовали в поддержке музея Полтавской битвы и памятных мест сражения.

А с нашей стороны было лишь личное участие со стороны посла В. С. Черномырдина, который благодаря старым связям добился финансирования «Газпромом» реконструкции церкви, где были захоронены 1500 наших воинов, убитых в сражении и умерших от ран.

Победы и поражения прошлых лет, обиды и преступления, совершенные в свое время соседями и союзниками, порой оживают в сознании людей, но делается это далеко не спонтанно, а под действием тех или иных политических сил, заинтересованных в этом в силу политической конъюнктуры.

Как часто мы ранее вспоминали день 4 ноября и великую народную победу над поляками? Что называется, от случая к случаю, пока нашим псевдодемократам не потребовалось убрать из народной памяти дату 7 ноября — день Октябрьской революции.

Все мы помним и гордимся великой победой в Сталинградской битве, но кто в советские времена вспоминал о трагическом поражении подо Ржевом?

Я сознательно для большей убедительности остановился на российских примерах использования истории в политических целях. А на примере Швеции показал, насколько чувствительны для европейцев всякие исторические обиды и поражения.

И сегодня в условиях вхождения европейских стран в рецессию и резкого падения жизненного уровня населения все исторические обиды, страхи и фобии обретают новую жизнь и более активно используются политическими силами. И в своей совокупности способствуют ускорению начавшегося процесса распада Европейского союза.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх