Факты Дня

1 866 подписчиков

Свежие комментарии

  • виктор Сидоров
    Пусть "Бацька" работает, заслужил!!!Лукашенко готовит...
  • Максим Пипотя
    Не выглядит привлекательной.... Потому что нет нужной рекламы.....Народ или бояре? ...
  • Andrew Matseevsky
    Россия не выглядит привлекательной для окружающих (я не беру всяких туркменов и прираненных к ним узбеков). В этом пр...Народ или бояре? ...

Счет идет на недели: Батька обвинил белорусов в самом страшном

Президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил о том, что государство сталкивается с террористической угрозой во время продолжающихся протестов.

«Как можно оценивать то, что уже вышли на железную дорогу и начинают блокировать автоматику, осуществлять замыкание рельсов. Это может привести к серьезным авариям на железной дороге», — передает слова белорусского лидера его пресс-служба. По его словам, речь идет о «действиях организованных преступных групп», в которых есть признаки терроризма.

По словам Лукашенко, ситуация развивается по «методичке цветных революций», и следующий этап — это как раз радикализация протеста которую необходимо остановить.

«Осталось совсем немного. Следующий этап — радикализация. Она происходит. Против нас развернули уже не информационную, а террористическую войну по отдельным направлениям. Мы это должны пресечь», — сказал он.

Генпрокуратор Белоруссии Андрей Швед 28 октября также заявил, что действия фигурантов нескольких уголовных дел против участников протестов могут быть переквалифицированы, как терроризм.

«По некоторым фактам, которые известны общественности, решается вопрос о квалификации действий виновных лиц как терроризм. Со всеми вытекающими последствиями», — сказал Швед.

Генпрокурор отметил, что протест приобретает «крайне радикальные формы». За месяц количество уголовных дел, связанных с массовыми беспорядками, заметно выросло. Если в начале октября их было около 400, то сейчас — 657.

О том, что в стране идет война, заявил и министр внутренних дел станы Юрий Караев, правда, 29 октября Александр Лукашенко отправил его в отставку, назначив вместо него экс-главу минской милиции Ивана Кубракова.

Напомним, протесты в республике продолжаются с 9 августа — участники акций требуют ухода Лукашенко, освобождения политзаключенных и прекращения насилия против мирных демонстрантов. Экс-кандидат в президенты Светлана Тихановская с 26 октября объявила общенациональную забастовку, однако власти республики опровергают сообщения о том, что часть предприятий присоединилась к протесту.

Как считает директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин, слова Александр Лукашенко о террористах — это попытка так называемыми вербальными интервенциями свести протест на нет. Использовать силовой ресурс белорусские власти опасаются, однако время играет против них, поэтому перейдут ли они от угроз к делу — вопрос открытый.

— Скорее всего, пока речь идет о вербальных интервенциях. Это продолжение курса, который Лукашенко взял неделю назад, когда заявил, что каждого протестующего найдут не на улице, а дома, и что все под колпаком. Белорусские власти испытывают цейтнот, они больше ограничены по времени, чем протестующие, которые на последних выходных подтвердили массовую мобилизацию и способность выходить на улицы в ближайшие месяцы. У Лукашенко этих месяцев нет. У него счет идет на недели. Поэтому он в большей степени заинтересован, чтобы сдвинуть ситуацию с мертвой точки и вывести из тупика.

У Лукашенко в принципе есть силовой ресурс для того, чтобы это сделать. Но белорусские власти учли опыт первых трех дней после выборов, когда они с места в карьер начали жестко применять силовой ресурс, и это вместо успокоения протеста сыграло на его эскалацию. Поэтому белорусские власти, с одной стороны, не против того, чтобы использовать силу, но с другой, с оглядкой на августовский опыт опасаются, что это приведет к эскалации и радикализации протеста.

Они выбрали тактику не эскалации насилия, а эскалации угрозы насилия. К чему это приведет пока сказать сложно. Лукашенко обозначил возможные направления действий, когда сказал, что они начнут применять уголовное преследование. Но приступят ли они к этому, большой вопрос. Против говорит августовский опыт и опасения белорусский властей, а в пользу — то, что у Лукашенко остается все меньше времени. На него давит Москва и требует, чтобы он решил вопрос с протестами.

Сейчас белорусские власти будут наблюдать за тем, как поведут себя протестующие. Судя по тому, что угрозы недельной давности не подействовали, новые, скорее всего, тоже не принесут результата. Тогда белорусские власти могут осторожно, или, как они сами выражаются, любя, приступить к уголовному преследованию протестующих.

— К чему это может привести?

— Это вопрос открытый. Массовая динамика протестов не предсказуема. Утверждения о том, что протестующие находятся под контролем какой-то из сторон, не верны. Разные стороны пытаются на них влиять и оказывают определенное влияние, но в целом протестанты никому не подчиняются. И как они себя поведут в ответ на такие действия белорусских властей не знает никто, в том числе и сами протестующие.

— Вы сказали, что Лукашенко очень ограничен по времени, в отличие от протестующих. С чем это связано?

— Дело в том, что Москве в ближайшие месяцы необходимо запускать транзит политической системы. В этот транзит крайне желательно вписать интеграцию с Белоруссией. Но такая Белоруссия, как сейчас, с протестами и нестабильностью, Москве не нужна. Ей нужна спокойная Белоруссия образца условного 2019 года.

В Кремле ожидают, что в обмен на преференции и финансовую помощь, Лукашенко предпримет шаги по усмирению протестов. А на Кремль, в свою очередь, тоже давят сроки. По задумке транзит политической системы нужно запустить примерно в январе-феврале, а для этого план необходимо разработать не позже первой половины декабря. Нужно знать все переменные, связанные с внешним контекстом этого транзита. Пока таких переменных две — итоги выборов в США (хотя судя по заявлениям Путина, в Кремле считают, что победит Байден) и ситуация с протестами в Белоруссии.

Если белорусские власти справятся с протестами, государство вписывается в транзит политсистемы. Если не справятся, то не вписывается, и это для планов силовой части российского истеблишмента очень нехорошо. Получается, Москва тоже ограничена во времени, но у нее счет идет на месяцы, а у Лукашенко — на недели. Потому что во время встречи 14 сентября в Сочи Владимир Путин дал ему примерно два месяца на усмирение протестов. Дедлайн приближается, а ситуация с мертвой точки не сдвинулась, поэтому Лукашенко и пытается что-то делать, но вопрос в том, к чему это приведет.

Эксперт по белорусско-российским отношениям Дмитрий Болкунец считает, что в белорусском протесте действительно прослеживаются элементы радикализации, но такими заявлениями Александр Лукашенко настраивает против себя и мирных протестующих, усиливая раскол в обществе.

— Александр Григорьевич не в первый раз объявляет протестующих террористами. Но такая риторика из уст главы государства, который должен консолидировать общество, неправильна. Он только отталкивает от себя людей, которые причисляют себя к оппозиции и выходят на мирные демонстрации. Более того, в Белоруссии все чаще звучит термин «террористы» в отношении не оппозиции, а сотрудников внутренних органов.

Я приветствую сегодняшнее увольнение главы МВД Караева, хотя считаю, что он должен понести ответственность за совершенные правонарушения. Думаю, в свое время действия правоохранительных органов будут оценены. Что касается слов Лукашенко о том, что протестующих можно считать террористами, мне кажется, это еще и эмоциональный посыл, на который не стоит серьезно обращать внимание.

— Но генпрокурор также сказал о том, что часть дел может быть переквалифицирована по статье терроризм…

— Это определенный элемент запугивания со стороны властей. Хотя нужно понимать, что протесты развиваются, есть процессы радикализации и власть опасается, что ситуация может выйти из-под контроля и пойти по жесткому сценарию. Уже есть примеры, когда протестующие начали блокировать железнодорожные ветки, и это создает неудобство не только для Белоруссии, но и, например, для России и Китая, чей транспорт идет транзитом через территорию страны.

Возможно, именно такие действия генпрокурор трактует, как терроризм. Но белорусское население так же трактует действия властей и силовиков, которые стреляют резиновыми пулями в мирных протестующих, травят их газом, избивают в тюрьмах людей и так далее. Обычно насилие со стороны государства провоцирует насилие со стороны общества, которое выражает протест в разных формах.

Повторю, лидер страны, если он хочет так себя называть, должен работать со всеми группами населения и никого не унижать. Оскорбления и угрозы, которые он себя позволяет, звучат некорректно и выглядят проявлением слабости.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх