Факты Дня

2 000 подписчиков

Свежие комментарии

  • Viktor Tumpurov
    Тогда мы к границам США приблизились,сегодня они в квадрате,наша очередь ответить.Россия и США на г...
  • Россиянин
    На Украине возможен военный переворот. Никто не хочет умирать за интересы США.Расклад сил на до...
  • Владимир Витковский
    Таких мразей, как хенералька вовка и шут, в назидание другим, для успокоения уркаинылетна 50 ьжесточайше наказать, ...«Зеленский перепу...

Названо самое грозное оружие, которое может применить Украина

Интенсивность артиллерийских перестрелок в Донбассе почти вернулась к уровню до последнего перемирия. Киев подтягивает к зоне конфликта дополнительные войска, и лидер ДНР Денис Пушилин не исключает начала полномасштабного наступления Вооружённых сил Украины (ВСУ). Действительно ли украинские власти после шести лет военного строительства готовы реализовать сценарий силового возврата территорий?

На бумаге баланс сил между украинской армией и «народными милициями» непризнанных республик не сильно изменился и выглядит уравновешенным. Стороны почти равны по количеству тяжелой бронетехники, орудий и реактивных установок залпового огня. Одних только танков у них по семь сотен. Серьезно уступают ДНР и ЛНР противнику лишь по боевым машинам пехоты и бронетранспортерам, что не критично важно для местных условий.

Могли бы стать серьезнейшим козырем Украины ее ВВС. Но они очень слабо проявили себя в боевых действиях 2014–2015 годов. Устаревшие вертолеты оказались крайне уязвимы при использовании днем. Самолеты не могли наносить точные бомбовые удары, а при попытках штурмовки они сразу же несли потери от противовоздушной обороны противника.

За прошедшие годы ситуация с украинскими ВВС принципиально не изменилась.

Модернизационные проекты не повысили возможности авиации, полностью унаследованной от СССР. Они лишь позволили поддерживать ее в летном состоянии. Мечты о приобретении импортной техники остались бесплодными.

У республик ЛДНР авиации нет вовсе. Но замеченных в их распоряжении средств ПВО малой дальности вполне достаточно, чтобы дать отпор нынешним украинским ВВС.

Больший прогресс Украина проделала лишь в беспилотниках. Помимо разведывательных машин в 2019-м ВСУ обзавелись шестеркой турецких ударных Bayraktar TB2. Это действительно эффективное оружие, но такого количества недостаточно, чтобы серьезно изменить расклад сил. Приобретение ещё нескольких десятков таких дронов пока остаётся лишь в планах.

Редкие вкрапления современных импортных вооружений, будь это «Байрактары» или американские противотанковые комплексы «Джавелин» не должны пустить пыль в глаза. Подавляющее большинство образцов техники противников соответствует, а то и уступает уровню позднего СССР.

Основной разрыв в соотношении сил приходится не на танки и пушки, а на численность бойцов. Непризнанные республики радикально уступают своему противнику, что неудивительно, учитывая демографию. Постоянное население ДНР и ЛНР, по их собственным подсчетам, не достигает и 4 млн человек. Суммарно они планировали сформировать армию численностью в 100 тыс. человек, но не смогли достичь этой цели. Военная разведка Украины оценивает комбинированные силы противника приблизительно в 35 тыс. человек. Реальный показатель, по всей видимости, лишь немногим выше.

Им противостоит 200-тысячная украинская регулярная армия, укомплектованная в основном контрактниками. Дополняет их 50-тысячная нацгвардия. Эта структура изначально создавалась как противоповстанческие войска для действий в мятежных регионах. Они обязательно будут задействованы в «возвращении конституционного порядка» на территории ЛДНР.

Очевидно, что мобилизационные возможности Украины позволяют ей поставить под ружьё больше резервистов и восполнить ими даже очень чувствительные потери. «Народные милиции» такого преимущества лишены. В случае радикального обострения ситуации они, несомненно, вновь пополнятся множеством добровольцев. Но воевать им всё равно придется в меньшинстве.

На стороне обороняющихся будет плотная городская застройка республик и их столиц. Практика показывает, что она позволяет упорным и хорошо мотивированным защитникам успешно сдерживать даже многократно превосходящего по численности и огневой мощи противника.

На примере Сирии и Ирака можно увидеть, к чему приводят попытки технически и тактически устаревших армий штурмовать большие города. Сражения за Алеппо, пригороды Дамаска, Мосул и Ракку превратились в многомесячные кровавые мясорубки. Без высокотехнологичной помощи от России и США взять их и вовсе было бы проблематично.

Несмотря на все преобразования ВСУ по-прежнему относятся к не слишком современным армиям. Самостоятельно они неспособны быстро занять Донецк или Луганск. Любое наступление там, пусть и на численно уступающего противника, выльется в затяжные городские бои, победить в которых возможно будет лишь ценой больших жертв и грандиозных разрушений. К такой гуманитарной катастрофе не останутся безучастными ни мировое сообщество, ни Россия. Политическими и другими способами Киев принудят вновь сесть за стол переговоров.

После 2015 года Украину от попытки решить вопрос «отдельный районов Донецкой и Луганской областей» военным путем останавливали не мирные соглашения или национальный пацифизм, а ясное осознание невозможности достижения победы по приемлемой цене. У военного и политического руководства страны не было никаких поводов внезапно и кардинально пересмотреть эту оценку. Поэтому не стоит ожидать, что, несмотря на все демонстративные маневры, Киев действительно двинет вперед свои войска этой весной. Они остаются лишь элементами большой политической игры, идущей в преддверии крупных переговоров «нормандской четверки».

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх