Факты Дня

2 011 подписчиков

Свежие комментарии

  • Валерий Федосеев
    Зельц много хочет, от хотелок жопа слипнитца.@Зеленский выдвину...
  • ВАРЯГ РУС
    Этим баранам ( всей гейропе) ничего не докажешь. Ссут когда страшно.Протасевич весело...
  • Rustam Kuchkarov
    Ленин и другие политические деятели всегда ставили вопрос об информации. Нынешние тоже это понимают.Наместник Сороса ...

Гужва: Большая война — это очень большой бизнес

Гужва: Большая война — это очень большой бизнес

Есть три обсуждаемые версии того, что сейчас происходит.

Версия 1. На войну Украину толкают американцы.

По этой версии американцев устроит любой итог войны.

Если ВСУ начнёт наступление на Донбасс, Россия не окажет поддержки, и Украина вернёт неподконтрольные территории, то это геополитическая дискредитация РФ и позор для Путина, подрыв его авторитета как внутри страны, так и в мире.

Если Россия вмешается, и украинская армия будет разбита, то для США это тоже неплохо — повод ввести максимально жёсткие санкции против Москвы и убедить немцев остановить «Северный поток-2». А также разместить базы НАТО на Украине. С учётом таких бонусов, ни потери украинской армии, ни потери Украиной каких-то новых территорий (в то, что Россия сможет дойти до Ужгорода, в США не верят), ни свержение Зеленского на волне протестов из-за поражения, для американцев большой проблемой не выглядят.

Исходя из такой версии, стягивание российских войск к украинским границам является сигналом, что в случае наступления ВСУ Москва будет действовать. Причём действовать куда в больших масштабах, чем под Иловайском или под Дебальцево и с куда большими последствиями.

И сигнал даже не для американцев, а в первую очередь для ВСУ и лично для Зеленского — в конце концов, именно они станут жертвами в случае начала большой войны.

По замыслу Москвы этот сигнал должен побудить Зеленского и командование украинской армии саботировать приказы американцев по началу войны и, таким образом, её предотвратить. Что, собственно, и является задачей минимум для России (задача максимум — побудить Запад и Украину начать выполнение политической части Минских соглашений).

Версия 2. К войне ведёт дело Россия.

По этой версии логика действий Москвы такая.

Переговоры в тупике — Украина не хочет реинтегрировать Донбасс на условиях Минских соглашений.

Внутри Украины зачищают через решения СНБО все силы, которые выступают за компромиссы с Россией, что делает маловероятным изменение курса страны.

Украина быстро сближается с НАТО, и вопрос появления американских баз на её территории вблизи российских границ — дело времени.

В Крыму проблемы с водой.

Готовятся новые санкции против «Северного потока», и есть большая вероятность, что его не смогут достроить.

Отношения между Западом и Россией настолько плохие, что новые и очень жёсткие санкции могут быть введены по любому поводу вне зависимости от того — начнётся ли большая война на Украине или нет.

Действия России по этой версии могут быть трёх форматов.

Во-первых, как в 2014—2015 годах — нанесение локальных, но чувствительных поражений украинской армии на Донбассе с целью принуждения Украины к заключению неких новых Минских соглашений с моментальным их исполнением (признание широкой автономии Донбасса) и корректировкой внутренней и внешней политики.

Во-вторых, взятие под контроль новых территорий Украины — всей территории Донецкой и Луганской областей или же всего юга страны вплоть до Приднестровья. Попутно решив проблему с водой в Крыму и завладев одними из крупнейших в мире месторождениями железной руды в Кривбассе, что позволит перевести занятые территории на самоокупаемость.

В-третьих, военный разгром Украины, смена власти в Киеве на союзную России.

Версия 3. Воевать никто не хочет, а всё что происходит — игра на повышение ставок и взаимное запугивание.

В логике этой версии (в которую хочет верить большинство людей) обстановку нагнетают все стороны, но без намерений довести до большой войны.

Украинской власти выгодно поддерживать напряжение на фронте, чтобы иметь возможность «приглушить» любую критику и действия оппозиции обвинениями «в работе на Россию». Постоянные разговоры о том, что Россия вот-вот пойдёт в наступление, даёт мандат на жёсткие действия против противников Зеленского под лозунгом «борьбы с пятой колонной». Кроме того, «предвоенная» атмосфера даёт повод просить Запад об увеличении поддержки и о смягчении требований предоставления такой поддержки (ну, чтобы не требовали суды им под контроль отдавать).

Россия пытается, играя мускулами, показать Киеву и Западу, что ситуация серьёзная. И нужно выполнять политическую часть Минских соглашений, чтобы войны не было. А заодно показывает Западу, что лучше достроить «Северный поток-2», иначе «нам терять уже будет нечего».

Американцы используют ситуацию, чтобы показать Европе агрессивность России, отговорить немцев от достройки «Северного потока-2» и увеличить военное присутствие в регионе.

Но при этом реальной войны никто не хочет.

А если «Северный поток-2» достроят, либо Запад и Россия придут к какому-то компромиссу (пусть и не по Украине), то напряжение само собой спадёт.

Но проблема в том, что в процессе «игры на повышение» может случиться любая провокация, которая станет поводом к началу войны.

Например — массированный обстрел жилых кварталов городов на Донбассе с десятками и сотнями погибших. Либо же серия терактов и диверсий в России, ответственность за которые внезапно возьмёт на себя какая-нибудь украинская националистическая организация.

Потом журналисты и историки будут много спорить, по чьему заказу эти провокации были устроены.

Но очевидно, что война — это большой бизнес. А большая война — это очень большой бизнес. Поэтому всегда есть силы с разных сторон, которые в войне заинтересованы. Даже если власти стран её не хотят, может быть запущена цепочка событий, которая к ней приведёт.

Вот такие три версии.

Что их объединяет?

Одно — война будет идти на украинской территории, разрушая нашу страну, а гибнуть, в первую очередь, будут граждане Украины.

А потому главное о чём нужно думать — это как сделать так, чтобы обнулить возможность войны.

Для этого путь есть только один — политическое урегулирование на Донбассе. Переговоры, как когда-то говорил Зеленский, «хоть с чёртом» и выход на необходимые компромиссы.

Потому что можно много говорить «мы не планируем наступать, мы не хотим решать вопрос военным путём», но если при этом не идти на политическое урегулирование, то это будут лишь слова. Которые не смогут исключить возможность войны в нынешней очень напряжённой обстановке.

И это главное о чём сейчас нужно говорить, и что сейчас нужно делать.

Всем нам мира, добра и разума!



Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх