Факты Дня

2 036 подписчиков

Распад Евросоюза «на двух скоростях» неизбежен

Распад Евросоюза «на двух скоростях» неизбежен

В МИД РФ, в Первом департаменте стран СНГ, с середины 90-х годов прошлого столетия такой план реально рассматривался. Было много обсуждений с руководством азиатских департаментов, довольно бравурных докладов руководству министерства о предпринятых мерах, контактах с заинтересованными странами СНГ и т. п. Ни у кого, однако, не было уверенности, что такой план удастся осуществить на практике: Содружество разваливалось на глазах, а признаться в этом было очень трудно, несмотря на всеобщее понимание: СНГ и создавалось для окончательного, но менее болезненного, «цивилизованного», развала СССР.

И, когда в ЕС появилось упоминание о «Европе двух скоростей», стало понятно, что речь идет о приближающемся «цивилизованном» развале Евросоюза.

Сам этот термин вошел в обиход вскоре после кризиса 2009 года, подорвавшего экономику Старой Европы. Тогда появилось желание сократить затраты на поддержку новых членов Евросоюза из Восточной Европы. К тому моменту бюджет Евросоюза уже в значительной мере пострадал из-за экономической помощи Польше: для нее был открыт европейский рынок, ей была выделена солидная финансовая поддержка. А, по данным министерства финансов Польши, за десять лет членства в ЕС ей были переданы 101,3 млрд евро.

С учетом всех видов помощи (а не только средств на целевые программы) Польша, по данным издания Puls Biznesu, получила более 336 млрд евро, что сопоставимо с ее ВВП 2014 года.

Однако, несмотря на всю экономическую помощь Евросоюза в 2014 году, экономика Польши заметно отличалась от среднеевропейской. Это хорошо видно по ключевому показателю ВВП на душу населения: к 2014 году он составлял 18,6 тыс. евро, в то время как в среднем по ЕС он достигал 27,7 тыс. Поэтому на 2014–2020 гг. на целевую помощь Варшаве и было выделено еще 80 млрд евро.

Очевидно, что такая мощная поддержка со стороны ЕС была обусловлена яркой проамериканской политикой Варшавы. И эту помощь она получила благодаря давлению со стороны Вашингтона на Брюссель.

Финансовая поддержка от ЕС Польше в полтора раза больше, чем её восточноевропейским соседям. Несмотря на это, польская экономика так и не поднялась до уровня среднеевропейской. Что уж говорить о других восточноевропейских странах! Для бюджета ЕС они становятся своего рода бездонной бочкой и при этом послушно исполняют роль лоббистов США в Евросоюзе.

Идея о разделе ЕС на «Европу двух скоростей» после кризиса 2009 года стала все активнее распространяться среди политиков Старой Европы. Как ни странно, но поначалу активно ей противилась канцлер Германии Ангела Меркель. Она прекрасно понимала желание этих политиков освободиться от восточноевропейских стран ― этого экономического (и политического) балласта, который США навязали Евросоюзу отнюдь не из добрых намерений. Но, видимо, Меркель была уверена, что Евросоюз справится с притоком депрессивных экономик, как была уверена и в возможности справиться с потоком африканских и азиатских беженцев в Европу.

Еще в 2014 году она активно выступала против сторонников «двухскоростной Европы». В эфире телеканала ARD Меркель отметила, что без поддержки Евросоюза дистанция между экономиками старых и новых членов альянса будет увеличиваться.

Меркель из последних сил пыталась сохранить Евросоюз от развала. Вспомните ее высказывание о массированном притоке в ЕС мигрантов: «Мы справимся!» Но к 2017 году и для нее стало очевидно, что сохранить ЕС в прежнем состоянии не удастся.

Как не удалось избавиться и от желания многих европейских стран сохранить остатки своей идентичности. Так, в зону евро из 27 вошли только 19 стран ЕС. Остальные предпочли сохранить свою валюту. Это создало серьёзные проблемы для развития валютного союза. Часть стран союза не вошла и в Шенгенское соглашение, означающее свободное перемещение граждан ЕС и трудовых ресурсов.

Как показал опыт с Польшей, чтобы подтянуть до уровня стран Старой Европы другие восточноевропейские страны, сделать их полноценными участниками всех европейских структур, потребуется финансирование в размере сотен миллиардов евро. Такие расходы Старой Европе стали не по карману.

И вот в феврале 2017 года на саммите лидеров европейских стран Ангела Меркель впервые сформулировала свою новую политику: «История последних лет показала, что в ЕС и дальше будут существовать различные скорости, что не все непременно будут участвовать в тех или иных интеграционных шагах».

Старая Европа окончательно сформулировала концепцию дальнейшего развития альянса европейских государств ― «Европа двух скоростей».

«В этой беспрецедентной ситуации, ― отмечала «Немецкая волна» (DW), ― Ангела Меркель, судя по всему, и решила сосредоточиться на том, чтобы хотя бы сохранить костяк ЕС, в надежде, что он продержится до лучших времен, когда идея единой Европы вернет себе былую привлекательность и когда этот костяк вновь начнет обрастать мясом и мускулами. Вполне может быть, что ставка на концепцию «Европы двух скоростей» ― это последняя попытка германского канцлера предотвратить распад Евросоюза».

Нельзя исключать (скорее всего, это так и есть), что Ангела Меркель уже реально видит конец ЕС, а новую концепцию она поддержала лишь для того, чтобы растянуть развал Евросоюза во времени.

Совсем не случайно Меркель заявила в этот момент о намерении завершить свою политическую карьеру. Конечно, здесь сказывается и состояние ее здоровья, но очевидно и другое: она не хочет оказаться во главе ведущей страны ЕС в период его развала.

Журналисты стали сравнивать современный ЕС с воздушным шаром, с которого Старая Европа сбрасывает балласт в виде новых восточноевропейских членов, чтобы шар опять поднялся и продолжил путь.

Политики Старой Европы хотят вернуться, игнорируя известную мудрость, что в одну воду нельзя войти дважды, к удобной и благополучной Европе. Когда США еще не стали активно проводить против нее интриги: инициировать прием новых стран, экономически депрессивных; поддерживать выход Великобритании из ЕС; молчаливо соглашаться с созданием региональных блоков по интересам в рамках ЕС, что раскалывало экономическое и политическое единство Содружества.

И речь идет не только о несогласных с миграционной политикой Брюсселя странах ― Польше и Венгрии. К ним все активнее присоединяются страны Балтии.

В страны «второй скорости» (читай, в европейский балласт) попадают и погрязшие в долгах страны Южной Европы.

Грецию в свое время ЕС принял в свои ряды в порядке исключения, так как страна по своим экономическим показателям не дотягивала до стандартов этого союза. Подтянуть Грецию до экономических норм ЕС до сих пор не удалось. Греки стали лишь все более активно выступать против «германской гегемонии» в «Единой Европе», требуя отказа от навязываемой им ФРГ политики «жесткой экономии». Экономическое положение Греции делает почти неизбежным ее выход из Евросоюза вслед за Великобританией.

Надо сказать, что англичане, покинув ЕС, продолжают ему пакостить (с подачи ли США или по собственной инициативе) всеми возможными способами. Используют, например, возможности стран ЕС, являющихся одновременно членами Содружества наций. Сделать это несложно, поскольку в Евросоюзе существует принцип консенсуса при принятии решений. Так, британцы и используют активно микроскопическую Мальту (члена Содружества наций) для борьбы против своего исторического соперника ― Франции.

Например, Мальта наложила вето на франко-греческую резолюцию ЕС о введении оружейного эмбарго на Анкару, традиционного союзника Великобритании, за ее действия на Кипре. А чуть раньше Мальта заблокировала военно-морскую миссию ЕС, призванную пресечь поставки турецкого оружия ливийскому Правительству национального согласия, которому противостоял поддерживаемый Парижем (и Москвой) фельдмаршал Халифа Хафтар.

Не оставляют своих попыток ослабить позиции ЕС и Соединенные Штаты. Так, президент США Джо Байден в недавнем телефонном разговоре с главой Еврокомиссии Урсулой фон дер Ляйен высказался в поддержку интеграции в ЕС стран Западных Балкан (по сообщению Белого дома).

Байден выразил решительную поддержку продолжению интеграционных процессов с участием стран региона. В число западнобалканских государств, которые претендуют на вступление в ЕС, входят Албания, Северная Македония, Сербия и Черногория.

Можно себе представить, как сказалось бы на общем положении Евросоюза включение в его состав этих стран, раздираемых внутренними противоречиями и имеющих депрессивную экономику.

Как бы там ни было, но с Сербией и Черногорией переговоры о вступлении в ЕС ведутся. Но делается это, скорее всего, для того, чтобы использовать переговоры для оказания на них выгодного Западу политического влияния. Цель ― добиться дистанцирования от России, так как население этих стран настроено пророссийски.

Курс на «двухскоростную Европу» поддерживают ФРГ, Франция, Италия, а также Люксембург. А в числе ее критиков ― вся Восточная и Южная Европа. Эти страны вынуждены теперь выбирать между полным крахом проекта и официальным статусом европейской страны второго сорта.

Столь откровенное разделение членов ЕС на сильное ядро и ослабленную периферию, свои обязательства перед которой корневые страны ЕС хотят таким образом свести к минимуму, пугает лидеров Южной и Восточной Европы.

Так, премьер-министр Греции Алексис Ципрас называет эту идею «игрой с огнем». Министр иностранных дел Латвии Эдгарс Ринкевич предупреждает: «В какой-то момент мы окажемся в ситуации, когда решения некоего ядра государств станут несовместимыми с позициями остальных стран».

«Мы оказались в беспрецедентной ситуации», ― констатирует глава МИД Латвии, признавая, что впервые встал вопрос о необходимости спасать сам проект под названием «Евросоюз» ― единое экономическое пространство и единую валюту.

Трудные времена ждут Европу, а особенно те страны, которые оказались на «второй скорости». То, что Евросоюз в ближайшие годы развалится, не вызывает сомнения почти ни у кого. Но, несмотря на очевидный драматизм ситуации для миллионов европейцев, это лишь самое начало изменения геополитического ландшафта в мире. Свою способность выжить без поддержки таких экономически мощных держав, как Германия и Франция, будут вынуждены доказать не только страны Восточной Европы и Балтии, но и погрязшие в долгах Греция, Испания и Португалия.

Нет ясности, как поведут себя и некоторые из стран «первой скорости Европы», например Нидерланды или Дания. Может быть, некоторые из них предпочтут не оставаться в урезанном Евросоюзе, а сделать ставку на Вашингтон и Лондон. Неслучайно же, например, в Нидерландах уже на правительственном уровне изучается вопрос о выходе из еврозоны.

Не останутся в стороне от процесса европейской дезинтеграции США и Великобритания. Они уже начали реализацию программы по переделу всего мирового порядка. И Европе в этой стратегии определено свое место.

Ядром нового миропорядка, по замыслу англосаксов, должен стать американо-британский союз против России и Китая. И на этот союз, как на единую нить, будут насаживаться страны, которые англосаксонский союз уговорит присоединиться.

Первые шаги сделаны: создан новый военно-политический альянс AUKUS, в который вошли США, Великобритания и Австралия; на декабрь с. г. намечено проведение виртуального «саммита лидеров за демократию».

Решение о его проведении объявлено в ходе визита Бориса Джонсона в США и его встречи с Джо Байденом. Да не где-нибудь ― с трибуны сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Россия и Китай приглашения не получат, потому что инициаторы саммита планируют создать на его базе своего рода международную коалицию против Москвы и Пекина.

Вспомним, идея создания «саммита демократий» есть уже в предвыборных обещаниях Байдена. Он обещал также возобновить политику альянсов, какую в Белом доме открыто именуют «глобальной проекцией силы».

Зачем же США и Великобритании нужен этот «саммит демократий»? А для того, чтобы на первом этапе создать механизм отбора стран, которые готовы присоединиться к международной организации, где не будет ни России, ни Китай. Первый саммит пройдет онлайн, а второй через год ― офлайн (если позволит пандемия). В планах ― за год провести работу со странами ― участниками первого «саммита» для мобилизации и консолидации западных элит на антироссийской и антикитайской основе.

Следующим шагом станет развал ООН. Ведь Россия и Китай входят в состав Совета Безопасности с правом вето, что делает невозможным для США принять необходимые им политические решения. На базе «саммита демократий» будет создана новая постоянная международная организация с функциями ООН. Без России, без Китая.

Как американцы покончат с ООН? Выходом из нее США и ряда стран? Саботажем ее деятельности (в том числе финансовой)? Это большого значения уже не имеет!

Хочу обратить внимание тех, у кого могут возникнуть сомнения в том, что «саммит демократий» готовится на смену ООН: в июне с. г. Байден и Джонсон подписали совместный документ с претенциозным названием «Новая Атлантическая хартия». Вспомните: первая Атлантическая хартия, подписанная Рузвельтом и Черчиллем в августе 1941 года, была положена в основание Антигитлеровской коалиции, а затем и ООН.

Таким образом, «Новая Атлантическая хартия» ― это явно манифест новой «глобальной коалиции». И на ее основе предпримут попытки обнулить ООН, подменить Организацию Объединенных Наций неким «саммитом демократий».

Англосаксы пытаются расколоть мир пополам, запустив новую холодную войну. Похоже, что из результатов первой холодной войны никаких выводов они не сделали. Планы глобальные, но «бодливой корове Бог рогов не дает». Так гласит русская пословица.

У США безумный внешний долг, который в одночасье способен разрушить экономику страны и лишить доллар статуса мировой резервной валюты. Можно, конечно, еще какое-то время поднимать потолок разрешенного сенатом внешнего долга, печатая все новые доллары. Но нельзя же это делать бесконечно. Чем дольше затягивать процесс, тем сильнее рванет, в конце концов. И демократы, и республиканцы это понимают. Но кто же захочет, чтобы это произошло в период его правления? У кого-то нервы в один момент сдадут. В США случится дефолт. Он вызовет в стране и в мире небывалый кризис. Он же может поставить крест и на политической карьере одной из этих партий.

К тому же Америка уже неожиданно для себя проиграла России необъявленную гонку вооружений, а Китаю ― экономическое состязание. При этом сблизила позиции Китая и России. Крайне нежелательный для Запада эффект…

Усугубит все развитие ситуации в Европе, переживающей сегодня политический и энергетический кризисы.

Виноват во всем, разумеется, Путин и его чрезвычайно эффективная агентура на Западе, сумевшая на пустом месте спровоцировать в Европе системный (политический и энергетический) кризис. А также Дедушка Мороз, не раз спасавший Москву от нашествий с Запада.

Сергей Кузнецов



Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх