Факты Дня

1 868 подписчиков

Свежие комментарии

  • Стефания Новак
    Не дождетесь! Путин есть Путин и никогда Россия не будет жить по вашим канонам. У нас свой путь - христианский. Мы н...О шокирующих план...
  • Геннадий Блинов
    Опять Анальгин пургу гонит, пытается предложить Байдену свою русофобскую программу! Уверен у Байдена найдётся свой...О шокирующих план...
  • Евгения Шитикова
    А с чего Вы взяли, что на новой должности он будет сильно напрягаться, а не вставлять Путину "палки в колеса", всячес...Сатановский: Пути...

Путина пытаются заманить в ловушку. Торпеда русофобии на боевом курсе

Только факты и вытекающие из них выводы о позициях сторон в армяно–азербайджанском конфликте.

Для начала должен зафиксировать следующее. Позиция Президента Российской Федерации, по определению и по умолчанию, это не просто позиция отдельно взятого человека Владимира Владимировича Путина. Как правило и в абсолютном большинстве случаев, это позиция самого Российского государства, выработанная на основе тщательного учета его интересов и с привлечением всех его интеллектуальных ресурсов и государственных институтов к тому сопричастных.

Пишу это специально для тех доморощенных «стратегов», которым эти «по определению и умолчанию» в принципе неведомы в силу природной безграмотности и инфантильной самоуверенности. А наши государственные мужи слишком корректны и деликатны, чтобы прямым текстом разъяснять любому диванному «эксперту» эту принципиальную разницу. А те рады стараться. Принимают Президента одной из крупнейших держав мира за ровню самим себе и с легкостью необыкновенной выдают оценки его словам и действиям, чаще всего ни бельмеса не смысля в их реальной подоплеке и сумме обстоятельств к таковым приведшим.

Это я к тому, что пытаться уравнивать свой диван с целым государством и судить обо всем со своей «кочки зрения» может только напыщенный индюк и самоуверенный болван.

Да что там отдельные диванные заседатели, если даже некоторые СМИ пытаются судить о делах государевых, так сказать, с кондачка. Вот типичный пример. Издание «Ведомости» вышло с громким заголовком: Обострение конфликта в Нагорном Карабахе застало Москву врасплох».

И все бы ничего. Можно было бы даже поздравить коллег с удачным и крайне злободневным заголовком. Вот только это «заставание Москвы врасплох» случилось аж в апреле 2016 года! И выходит так, что российская внешняя политика на данном направлении, по версии таких СМИ, чуть не регулярно оказывается в столь незавидном положении. Что, как минимум, странно, особенно с учетом длительности данного конфликта. Потому, на основании вышесказанного, предлагаю исходить из того бесспорного факта, что позиция президента РФ, тем более озвученная публично, это не предмет для обывательской «критики», но только повод для её тщательного и уважительного изучения. И понимания, буде такой умственный ресурс у «экспертов» имеется.

Рассмотрим с этой единственно правильной точки зрения позиции Президента России и некоторых других сторон по нынешнему карабахскому обострению. В отличие от некоторых «знатоков вопроса», стремящихся в силу загадочных причин, навести тень на плетень и натянуть сову на глобус, Путин в определении своих подходов к данной проблематике предельно четок и ясен. В этом нетрудно убедиться любому, кто не настолько ленив, чтобы не давать себе труда заглядывать в первоисточники. То есть в выступления самого Путина.

Так, например, на недавнем «валдайском форуме» Президент РФ дал ясно понять, что никакого одностороннего решения карабахской проблемы в природе не существует. И, следовательно, Россия не будет принимать за основу заведомо гиблые крайние варианты, на которых настаивают и в Ереване и, частично, в Баку.

«Начнем с начала, с Нагорного Карабаха и кого поддерживать. Вы сказали о том, что у России всегда были особые связи с Арменией. Но у нас всегда были особые связи и с Азербайджаном. В России проживает более двух миллионов армян и около двух миллионов азербайджанцев. Это не только те люди, которые приехали на временные заработки, но и те, которые здесь живут практически постоянно. Миллиарды долларов – миллиарды! – они направляют на поддержку своих семей, работая в России. У всех этих людей очень устойчивые, близкие связи в России на гуманитарном уровне, межличностные, деловые, гуманитарные, семейные. Поэтому для нас и Армения, и Азербайджан – равные партнёры. И для нас огромная трагедия, когда там гибнут люди. Мы хотим выстраивать полноценные отношения как с Арменией, так и с Азербайджаном.

Да, есть элементы, причём в каждом случае выстраивания отношений с каждой из этих стран есть нечто такое, что отличает наши отношения с другим партнёром. Ну с Арменией это христианство. Но у нас есть очень тесные связи с Азербайджаном и по другим направлениям.

Что касается религиозной составляющей, я хочу обратить ваше внимание, что почти 15 процентов населения Российской Федерации исповедуют ислам. И даже в этом смысле Азербайджан не чужая для нас страна. Но чего мы точно не можем забывать – это то, что происходило в судьбе армянского народа, армянской нации в период Первой мировой войны. Трагедия огромная армянского народа. Это вторая часть.

Третья заключается в том, что этот конфликт начался не просто как межгосударственный конфликт и борьба за территории, он начался с этнического противоборства. Это тоже, к сожалению, факт, когда в Сумгаите, а потом и в Нагорном Карабахе были осуществлены жестокие преступления против армянского народа. Всё это в комплексе мы должны учитывать.

В то же время мы понимаем, что такая ситуация, при которой значительная часть территории Азербайджана страной утрачена, не может продолжаться вечно. На протяжении многих‑многих лет мы предлагали самые разные варианты урегулирования этого кризиса, для того чтобы стабилизировать ситуацию на длительную историческую перспективу.»

Проще говоря, Президент РФ четко и недвусмысленно дает понять – никакого склонения России на одну из сторон в этом противостоянии не будет ни при каких обстоятельствах.Хотят эти две республики рассчитывать на понимание и поддержку России, пускай признают очевидную невозможность любой из указанных крайностей. А именно претензий Баку на «немедленное освобождение армянами всех оккупированных территорий» и Еревана на то, что «ни пяди армянской земли не будет отдано агрессору». Просто потому, что это полный тупик и война на истребление двух народов. На такую авантюру Россия никогда не подпишется.

Именно поэтому Путин постоянно говорит о необходимости компромисса, предполагающего существенные уступки с обеих сторон. Причем, по словам самого Президента РФ, такая ставка на компромисс была сделана Москвой отнюдь не вчера, но была постоянной основой российской позиции на протяжении всех тридцати лет конфликта. Об этом Путин прямым текстом заявил и в процитированном нами фрагменте своего «валдайского» выступления.

А его нынешние предельно откровенные и публичные заявления о том, как он видит этот компромисс продиктованы именно серьезностью обстановки и тем, что ни одна из сторон на уровне сугубо дипломатических контактов не проявила достаточной готовности внять голосу разума. Именно поэтому Путин счел необходимым воспользоваться инструментами публичной дипломатии, чтобы, с еще большей определенностью, обозначить «красные линии» данного конфликта, которые обе враждующие стороны пока предпочитают игнорировать. Таким образом, российское руководство дает понять, что это его генеральная линия, дальнейшего отступления от которой не будет ввиду явного несоответствия такого отступления государственным интересам самой России. Путин видит возможности для такого компромисса и считает его вполне достижимым.

«Армяне взялись за оружие и сделали это сами. Хорошо они поступили или плохо, но первоначально посылом к их действиям были эти негативные события на этнической почве. Это привело к тому, что сам Нагорный Карабах, а еще семь районов Азербайджана оказались под контролем Армении. Хорошо это или нет? … И Азербайджан о чем говорит? О том, что, во всяком случае, семь районов не имеют никакого отношения ни к этническому конфликту, ни к Армении.

Это исконно азербайджанские территории. Азербайджан говорит: мы имеем право на то, чтобы вернуть эти территории. У каждого своя правда. Здесь нет простых решений, потому что узел очень сложно завязан», — добавил президент. Долгосрочное урегулирование конфликта он видит в том, чтобы «найти баланс интересов, который устраивал бы обе стороны — как азербайджанский народ, к которому мы относимся с неизменным уважением, так и были бы учтены интересы армянского народа».

Таким образом, позиция Российской Федерации по карабахскому урегулированию обозначена предельно четко. И её трудно назвать иначе, как сбалансированной и миролюбивой. Поэтому ключевое значение на данном этапе имеет характер реакции Азербайджана и Армении на эту российскую «дорожную карту». Будем опять опираться на факты. Позиция Азербайджана неоднократно формулировалась в заявлениях его высшего руководства:

— Готовы ли вы начать урегулирование с поэтапной передачи Азербайджану семи районов вокруг Нагорного Карабаха при сохранении Лачинского коридора за Арменией до определения окончательного статуса Карабаха?

Ильхам Алиев, президент Азербайджана: Знаете, это же все в базовых принципах написано. И мы это приняли. И наша позиция всегда была очень конструктивной, и мы всегда говорили, что да, мы исходим из понимания того, что должны быть контакты между людьми. И Лачинский коридор — часть базовых принципов.

Одновременно с этим ведь в базовых принципах написано о том, что открываются все коммуникации, и не только Лачинский коридор. Также открываются коммуникации между основной частью Азербайджана и Нахчываном. Армянская сторона должна была предоставить гарантии безопасности этого коридора. Открываются коммуникации на границе между Арменией и Азербайджаном.

Также предполагалось, что Армения будет иметь беспрепятственный наземный доступ на территорию Российской Федерации, которого она сейчас не лишена, но через Азербайджан это делать намного удобнее, и это не зависит от погодных условий, от снегопада в горах и так далее.

То есть все это часть компромиссного пакета, который предполагал деоккупацию азербайджанской территории, возврат азербайджанских беженцев во все земли, из которых они были изгнаны, не только в семь районов, но и на территорию Нагорного Карабаха — до начала конфликта там проживало 25% всего населения азербайджанцев. И конечно же, беспрепятственный доступ между Нагорным Карабахом и Арменией через Лачинский коридор. Мы еще раз подтверждаем эту позицию

Даже с поправкой на то, что в этих обещаниях азербайджанского лидера наверняка присутствует некая доля политического пиара и желания понравиться российской аудитории, нельзя не признать, что его позиция, как минимум, учитывает, если не полностью основана на принципах согласованных в рамках так называемой «минской группы ОБСЕ» по Карабаху:

«Возвращение территорийвокруг Нагорного Карабаха под контроль Азербайджана;

Предоставление промежуточного статуса для Нагорного Карабаха, обеспечивающего гарантии безопасности и самоуправления;

Обеспечение коридора, связывающего Армению с Нагорным Карабахом;

Определение будущего окончательного правового статуса Нагорного Карабаха путем имеющего обязательную юридическую силу волеизъявления;

Возвращение всех внутренне перемещенных лиц и беженцев в места прежнего проживания;

Международные гарантии безопасности и проведение миротворческой операции»

Именно эти согласованные на международном уровне принципы имеет в виду и Президент России, основывающий на них свои нынешние мирные инициативы.

А что же Армения? А говоря точнее, те весьма специфические персонажи, которые, после очередного типового прозападного майдана в Ереване, фактически силой пришли к власти в этой республике. Буквально на следующий день после крайнего по времени предложения Владимира Путина, тамошний премьер-министр Никол Пашинян, обратился с письмом к российскому президенту с призывом о помощи. К сожалению, сам текст письма армянская сторона не стала публиковать, ограничившись только его кратким изложением. Которое нам и придется рассматривать на предмет его убедительности:

«Премьер-министр РА Никол Пашинян направил письмо президенту РФ Владимиру Путину

31 октябрь, 2020

31 октября премьер-министр РА Никол Пашинян направил письмо президенту РФ Владимиру Путину, в котором досконально представил ситуацию, сложившуюся в результате азербайджано-турецкой военной агрессии против Нагорного Карабаха, и возникшие в связи с ней вызовы.

В письме, в частности, были подчеркнуты обстоятельства переброски иностранных вооруженных террористов с Ближнего Востока и их участия в боевых действиях против Нагорного Карабаха.

Учитывая приближение боевых действий к границе Армении, уже имевшие место факты посягательств на территорию РА, премьер-министр Республики Армения обратился к президенту Российской Федерации за незамедлительным проведением консультаций с целью определения рода и размера помощи которую Российская Федерация может предоставить Республике Армения для обеспечения ее безопасности основываясь на союзнических отношений между Арменией и Россией и статье 2 «Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи» от 29 августа 1997 года.»

Возможно, в полном тексте этого письма Пашиняна и содержатся некие конструктивные идеи по поводу контуров будущего карабахского урегулирования. Но в краткой версии данного документа на это нет даже намека. Что само по себе довольно странно. Ведь в обычной практике, даже в случае публикации неполной версии столь важного послания, должно быть хотя бы пунктиром обозначено самое главное, чем, несомненно, является отношение Еревану к способам мирного урегулирования конфликта. Тем более, что это письмо трудно расценивать иначе, как прямой ответ на инициативу Путина, озвученную двумя днями раньше. Но никакой реакции Пашиняна на это компромиссное предложение российского лидера нам не представлено.

Что же касается тех «аргументов», которые армянский МИД все-таки привел в своей редакции этого послания, то назвать их достаточно весомыми и достойными серьезного рассмотрения весьма затруднительно. Это касается и пассажа о «переброске иностранных террористов», подтверждением чему на сегодняшний день является один вроде бы сириец якобы задержанный в Нагорном Карабахе. Явно маловато для обсуждения на уровне Путина темы пресловутой «турецкой агрессии». Что же касается фразы «приближение боевых действий к границе Армении, уже имевшие место факты посягательств на территорию РА», то всем непредвзятым наблюдателям вполне очевидно, что речь, во-первых, идет о действиях обеих сторон за пределами непосредственной зоны конфликта. И, во-вторых, масштаб таких «расширенных действий» куда больше похож на неизбежные издержки боев в самом Карабахе, нежели на полномасштабную войну двух соседних государств по всей линии госграницы.

Но, пожалуй, больше всего бросается в глаза то, что армянский правитель готов общаться с Президентом России, только в рамках той повестки дня, которая лично его интересует. И здесь опять ни слова о мирном урегулировании с участием РФ, но только фактическое и по сути ультимативное требование военной поддержки. Которая, что отметим отдельно, никак не связана с армяно-азербайджанской дракой по поводу Карабаха. В упомянутом Ереваном Договоре идет речь только о защите территориальной целостности самой Армении, в состав которой Нагорный Карабах не входит, что, кстати, признается и самими армянскими властями.

Подобный безапелляционный тон послания Пашиняна, тот факт, что он пренебрег возможностью обсуждения путинской инициативы в рамках спокойного, непубличного дипломатического формата, но тут же перевел этот диалог в заведомо менее конструктивную плоскость публичной политики, четко и недвусмысленно указывает на те реальные цели, которые в данном случае преследует армянская сторона. Вполне очевидно, что эти цели находятся, главным образом, в политико-пропагандистской плоскости. Если бы это было не так, Пашинян не стал бы торопиться выносить данную тему на всеобщее обсуждение. Перед нами заведомо неконструктивный подход, если речь идет о реальной попытке добиться взаимопонимания с Москвой. Россия не то государство, которое будет начинать переговоры на основе ультимативных требований другой стороны.

И Пашинян, наверняка, не настолько глуп, чтобы этого не понимать. И что никакой существенной помощи, особенно при такой странной манере вести краеугольной важности переговоры, он не получит. Поэтому его целью, в данном случае, очевидно, является другое. С одной стороны это все та же попытка напрямую втянуть Россию в совершенно ненужные ей разборки между двумя дружественными РФ государствами.

И с другой, с учетом явной несбыточности первой цели, представить Россию в глазах армянского народа как страну, неверную своему союзническому долгу и, тем самым вбить глубочайший клин между русским и армянским народами. С учетом личности самого Пашиняна и того, откуда «растут ноги» его политической биографии, меня это нисколько не удивляет. Во всяком случае, потому, что именно на махровой русофобии был заквашен тот самый армянский майдан, который привел этого деятеля к власти. И вряд ли логично думать, что эта торпеда, выпущенная Западом в борт корабля многовекового российско-армянского братства, на полпути к цели вдруг повернет обратно. Так просто не бывает. Тем более, что такую непутевую торпеду хозяева тут же уничтожат прицельным огнем за её полной ненадобностью.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх