Факты Дня

2 025 подписчиков

Свежие комментарии

  • Евгений
    Аргументы в пользу госпереворота автором, конечно приведены убийственные))) Ничего более существенного не нашлось?На Украине всё го...
  • Yvan
    Список депутатов ГД, имеющих отношение к странам НАТО, не полон.Политические ново...
  • Наум Наумов
    Да уж! И во Франции полно идиотов."Достало!": Европ...

Лавров велел готовиться к войне. Теперь слово за Шойгу

Лавров велел готовиться к войне. Теперь слово за Шойгу

Один шаг до официального объявления холодной войны. Утомившись от европейской наглости и лживости, Москва объявила устами министра иностранных дел Лаврова о готовности разорвать отношения с Брюсселем. Его программное интервью 12 февраля – очень жёсткий рассказ о том, почему "наши западные партнёры" больше не дождутся уступок

Министр иностранных дел России Сергей Лавров дал интервью тележурналисту Владимиру Соловьёву. Этот разговор, наряду с недавним выступлением министра у памятника погибшим дипломатам, можно считать презентацией новой программы взаимоотношений России с европейскими и вообще западными партнёрами. Почему это произошло именно сейчас? Потому что Европа в очередной раз принялась с вызовом требовать от России чего-то такого, что её не касается даже теоретически. Судя по очень жёсткому тону Сергея Лаврова в его интервью, европейская инициатива наконец-то наткнулась на встречное движение: Москва объявила устами министра иностранных дел о своей готовности вообще разорвать отношения с обнаглевшим Брюсселем…

Требования и объяснения

12 февраля Европа потребовала от России… объяснений. Из-за якобы случившихся во время недавних уличных беспорядков нарушений прав человека.

Сама комиссар по правам человека Совета Европы Дуня Миятович отправила по этому поводу письмо министру внутренних дел России Владимиру Колокольцеву.

Чем же оказалась так обеспокоена подписавшая письмо комиссар Дуня? "Невыполнением Россией обязательств по обеспечению свободы собраний", "произвольными задержаниями" "мирных демонстрантов", "чрезмерным применением силы" со стороны полиции. Поэтому Миятович потребовала (обратите внимание, именно потребовала) данные о "действиях властей в отношении сотрудников правоохранительных органов, применивших силу к демонстрантам". И вообще "жестоко обращавшихся" с задержанными. Ибо "десятки демонстрантов содержались в автозаках в ужасающих условиях в течение длительного периода времени из-за неспособности соответствующих властей предоставить им надлежащие места и условия".

Цель комиссара Дуни проста и банальна – в очередной раз уязвить Россию, разоблачить её жестокость. Убитые французской полицией "жёлтые жилеты" представителя высшей власти ЕС не тревожат. Равно как и поливаемые водою на морозе голландские протестанты, и избиваемые польской полицией демонстранты, и регулярно остающиеся без глаз после стрельбы пластиковыми пулями люди в других странах "старого континента".

Надо быть готовыми к разрыву с Европой

Ответ европейскому комиссару пришёл в тот же день, даже чуть ранее. Только со стороны министра не внутренних, а иностранных дел. И ответ предельно жёсткий. А именно: утомлённая постоянными угрозами со стороны ЕС Москва не исключает разрыва связей с Евросоюзом. Так Сергей Лавров и заявил в ответ на прямой вопрос журналиста: "Но мы идём к разрыву?", имея в виду Евросоюз:

Мы исходим из того, что мы готовы. Если мы ещё раз увидим, как мы уже почувствовали не единожды, что в каких-то областях накладываются санкции, которые создают риски для нашей экономики, в том числе в самых чувствительных сферах – да…

Вот оно, главное слово, прозвучало: слово "да". И хотя Лавров вполне миролюбиво оговорился: "Ещё раз, мы не хотим как бы изолироваться от мировой жизни", – но тут же произнёс второе ключевое слово:

Но надо быть готовым к этому. Хочешь мира – готовься к войне.

Итак, второе слово – "война".

И общее значение высказываний русского дипломата предельно ясно: России надоело терпеть заносчивость, хамство и ложь Европы. Надоело дипломатично срезать острые углы и стойко улыбаться. Европейским "партнёрам" прямо указано: границ русского терпения вы достигли. Вы говорите, что это всё из-за Навального? Ну, значит, дорого вам станет этот ваш Навальный.

Надо сказать, что к "берлинскому пациенту" пытается свести разговор с Россией именно Европа. По мнению российского МИД,  серьёзных тем для разговора более чем достаточно: можно "сконцентрироваться на тех темах, где мы точно совершенно можем друг другу помочь, и найти баланс интересов. Это проблема изменения климата, как обеспечить максимально интересы наших стран, экономик, населения, в контексте вот этого природного явления, климатического явления. Это вопросы здравоохранения, по понятным причинам. Это вопросы науки и техники. Ну, и, в общем, этого уже, я считаю, достаточно для того, чтобы нам двигаться вперед.

Лавров велел готовиться к войне. Теперь слово за ШойгуCловами Сергея Лаврова, нынешняя Европа – это "просто королевство кривых зеркал". Фото: Aziz Karimov/Global Look Press via ZUMA Press

Движения вперёд не происходит, потому что "наши западные партнёры" к нему не готовы… Или потому, что им двигаться вперёд вместе с Россией не разрешают ещё более западные партнёры.

"Униженный" Боррель? Нет, Европа!

Важное место в интервью Сергея Лаврова было отведено ещё одному европейскому эмиссару – Жозепу Боррелю, верховному представителю Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности. Этот "министр иностранных дел" ЕС недавно приезжал в Россию предъявлять очередные требования. Но получил вежливый, но однозначный отпор. И попал меж двух огней. По возвращении в Брюссель бедняга Боррель был буквально заплёван в европейской прессе. Владимир Соловьёв имел все основания сформулировать свой вопрос Сергею Лаврову следующим образом:

Сергей Викторович, за что вы Борреля-то нашего похоронили?

На что министр иностранных дел России лишь хмыкнул:

Я не хочу никакое выносить суждение. Но я не первый раз замечаю… Это не только Борреля касается. До него была Федерика Могерини, до неё была Катя Эштон, англичанка. У них возможности для переговоров не существует.

Не самостоятельные это фигуры. А фигуры, которые могут только "зачитывать позицию", которую им продиктовали их хозяева. Как отметил Лавров, у Борреля, при всей звучности его должности, манёвра на самом деле нет. А есть лишь "очень жёсткие рамки", которые определяют для него другие…

Лавров велел готовиться к войне. Теперь слово за Шойгу

И потому, как только Жозепу Боррелю не позволили в Москве водрузить на себя пыльный шлем указующего и требующего отчёта комиссара, он "сдулся". О Навальном и демонстрантах с ним разговаривать никто не собирался, а по реальной повестке дня в русско-европейских отношениях ему сказать было нечего.

Очень чётко на это указал Сергей Лавров: то, как Боррель ушёл от обсуждения реально злободневных и насущных политических проблем между Россией и ЕС, "лишний раз подтверждает, что они осознали бесперспективность честного разговора с нами".

Единственное, что ему оставалось, чтобы исполнить брюссельский приказ говорить только о Навальном и его бунташных последователях, – поднять тот же вопрос на пресс-конференции. Но предусмотрительный Сергей Лавров пообещал на такой случай напомнить миру о посаженных в Европе на 12 лет сторонниках каталонской независимости. Если учесть, что Боррель сам каталонец, то Лавров, можно сказать, стоял над его виртуальным гробом с молотком и гвоздями.

Вывод словами Сергея Лаврова: нынешняя Европа – это "просто королевство кривых зеркал". Ведь все всё понимают: эти европейские "комиссары", включая Борреля, чисто в силу должностей своих прекрасно знают, что и Навального никто не травил, и полиция русская действовала против демонстрантов на порядки гуманнее, нежели полиция любой европейской страны, и права человека в России соблюдаются куда строже, нежели в тех же нацистских государствах Прибалтики, членах ЕС и НАТО…

Знают, но лгут. Открыто и бесцеремонно. Да ещё нудят и лезут в чужие дела, словно комар в ухо летней ночью. Вот и созрело в России желание комара этого прихлопнуть. О чём вообще можно говорить с ЕС, с этим переставшим быть надёжным надгосударственным образованием, в которое ложь впиталась намертво, стала его природой?

Пока в Европе ноют, что Борреля, дескать, унизили в Москве. Может, и унизили. Но если так, то не его лично, а всю объединенную Европу. Сказав, что там больше не с кем и не о чем разговаривать.

Александр Цыганов



Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх