Факты Дня

1 455 подписчиков

Последние комментарии

  • Виктор Дорофеев22 сентября, 13:07
    Господа либерасты, вы определитесь. Совершал ли Устинов преступление или нет? Вне зависимости от того к какому стану ...Устинов оказался сталинистом-путинистом. Оппозиция в ярости и жаждет крови
  • Максим Пипотя18 сентября, 0:34
    Надо просто игнорировать америкосов во всех сферах....общаться только в том случае если они принесли деньги и России ...Почему американские дипломаты позволяют себе хамить
  • валерий новиков29 августа, 13:36
    Ладно Ходарковский Навальный-- враги процветанию РОССИИ. А чем лучше Медведев Чубайс Силуанов--- При них РОССИЯ процв...Либеральная диктатура или диктатура либералов?

Осень с запахом гексогена

Осень с запахом гексогена

10 сентября 2019 г. 20:32:38

Дмитрий Родионов

20 лет назад взрывы на Гурьянова и Каширском шоссе остановили распад России.

Ровно 20 лет назад в Москве на первом этаже 9-этажного жилого дома № 19 по улице Гурьянова произошёл взрыв. Два подъезда дома № 19 были полностью уничтожены, взрывной волной деформированы конструкции соседнего дома.

В результате взрыва сто человек погибли, почти семьсот получили ранения.

Такого столица ещё не переживала. Почти сразу же удалось установить, что это был теракт — с гексогеном (это страшное слово, до сих пор незнакомое большинству россиян, тогда плотно вошло в лексикон жителей страны), заложенным в подвале.

Террористические атаки на Россию начались гораздо раньше. Если искать начало этой кровавой цепочки, то она тянется с начала 90-х, когда боевики-сепаратисты избрали террор против мирного населения в качестве одного из орудий своей "освободительной борьбы".

В 1991 году возле станции Хасавюрт прогремели два взрыва, оба раза целью террористов стал пассажирский поезд Москва — Баку. В общей сложности погибло 27 человек, более 40 получили ранения. В 1994 году боевики трижды захватывали рейсовые пассажирские автобусы, гремели взрывы в Москве, Екатеринбурге, Комсомольске-на-Амуре, Новгороде. В Будённовске при захвате больницы в 1995-м погибло 129 человек, 415 ранены. Год спустя — Кизляр, 78 погибших. Но самым трагичным был, конечно, 1999 год.

Первым взлетел на воздух пятиэтажный жилой дом в дагестанском Буйнакске, произошло это 4 сентября. Тогда погибло 64 человека, ранены 146.

Потом был тот самый взрыв на улице Гурьянова в Москве. А спустя четыре дня, 13 сентября, взорвался 8-этажный кирпичный жилой дом № 6, к. 3, на Каширском шоссе. Здание было полностью разрушено, не выжил почти никто из находящихся внутри — 124 человека погибли, семеро получили ранения.

И снова гексоген. Как оказалось, террористы маскировали его под мешки с сахаром, которые складировали в арендованном подвале. Интересно, что тот самый дом за несколько дней до взрыва, в числе многих других, был также проверен. Позднее выяснилось, что владелец расположенного в нём магазина сдал подвал в аренду некоему Мухиту Лайпанову (притом что это имя уже фигурировало в сводках силовиков и стало достоянием общественности вместе с фотороботом подозреваемого). При осмотре склада якобы с сахаром участковый ничего не заподозрил, и террористы спокойно смогли совершить своё чёрное дело. И да, за день до взрыва участковый снова приходил туда, но дверь склада была заперта, а взламывать её он не решился.

Это потом уже по всей Москве начнут массово вскрывать, тщательно проверять, а потом снова закрывать и опечатывать абсолютно все подвалы и чердаки. На том террор в Москве закончится.

Следующий теракт с многочисленными жертвами произойдёт в Волгодонске Ростовской области 16 сентября. В результате взрыва грузовика со взрывчаткой был разрушен фасад дома № 35 по Октябрьскому шоссе, 18 человек погибли на месте, один умер в больнице, 89 были госпитализированы.

В дальнейшем взрывы прекратились, видимо, из-за того, что спустя два дня после взрыва в Волгодонске границы Чечни были блокированы российскими войсками, а 30 сентября они вошли на территорию республики. Началась Вторая чеченская война, в ходе которой организатор взрывов жилых домов 1999 года саудовский террорист Амир ибн аль-Хаттаб спустя два с половиной года был уничтожен.

Правда, впереди ещё были "Норд-Ост" в 2002-м (130 погибших), взрыв во время рок-фестиваля "Крылья" на Тушинском аэродроме Москвы (16 погибших) в 2003-м, взрыв у метро "Рижская" (9 погибших) в 2003-м и на следующий день — Беслан, унёсший жизни 333 человек. В 2004-м 42 человека погибли в результате взрыва вагона метро на перегоне между станциями "Павелецкая" и "Автозаводская" в Москве. За этими действиями стоял Шамиль Басаев, ликвидированный в 2006-м, когда активная часть Второй чеченской уже была окончена.

Потом еще были взрывы на станциях московского метро "Парк культуры" и "Лубянка" в 2010-м, взрыв в аэропорту Домодедово годом позже, взрывы в Волгограде в 2013-м, теракт в Петербургском метрополитене в 2017-м и многие другие менее масштабные теракты. Но это были уже скорее отголоски той террористической войны, которую финансируемое Западом бандподполье вело против мирного населения России на рубеже веков.

Те самые взрывы московских домов стали той каплей, которая переполнила чашу терпения федеральных властей, принявших наконец трудное решение о вводе войск в Чечню. Трудное — потому что первая кампания, несмотря на мужество и героизм наших военнослужащих, была фактически проиграна, вернее — позорно "слита", как сейчас принято говорить, боевикам. Понятно, что это легло тяжёлым грузом на наших солдат и офицеров, никто не хотел повторения тех событий, к тому же международное сообщество активно критиковало Россию за ту кампанию, называя террористов и бандитов "партизанами, ведущими освободительную войну", а наших солдат "убийцами" и "насильниками".

Возможно, если бы боевики, получив фактическую власть над Чечнёй, успокоились на этом, всё так бы и осталось, но им показалось мало. И фальшивые авизо, фальшивые доллары, наркоторговля, изгнание большого количества русских, унижение и террор против оставшегося мирного населения — всё это были ещё "цветочки".

Но боевики начали совершать бандитские вылазки в соседние регионы страны, среди бела дня захватывая заложников для получения выкупа. Одним из самых громких случаев стал захват заместителя полномочного представителя Правительства РФ в Чечне Валентина Власова на трассе Ростов — Баку в 1998-м, за которого был заплачен выкуп в 7 миллионов долларов. Или захват годом спустя прямо из самолёта в аэропорту Грозный полномочного представителя МВД в Чечне генерала Геннадия Шпигуна, впоследствии убитого боевиками.

Спустя пять месяцев после похищения Шпигуна с территории Чечни началось вторжение в Дагестан бандитов под командованием уже упомянутых Басаева и Хаттаба, которые решили, что пришло время начать строить свой "халифат" на территории всего российского Северного Кавказа. Это была уже не пощёчина, а удар в зубы, игнорировать который было невозможно. Если до этого боевики терроризировали только население Чечни, то теперь они решили вынести свои террористические порядки за её пределы, и это уже ставило под угрозу сам факт существования России как единого государства.

Боевики выбрали удобное время: Россия была предельно слаба, во главе неё стоял человек, фактически ничем не управлявший и полностью утративший доверие россиян, политика федерального правительства была полностью дискредитирована, годом ранее в стране случился дефолт, главы правительства тогда менялись чуть ли не каждые два месяца. Одним словом, страна катилась в пропасть, и коллективный Запад её в этом активно поддерживал, используя финансовую игру всяких МВФ и всё тех же террористов-сепаратистов, которые своими безнаказанными выходками убивали веру в государство далеко за пределами Северокавказского региона. Армия после Первой чеченской была полностью деморализована…

Впрочем, в апреле того же года произошло событие, которое вновь заставило поверить в то, что Россия ещё существует — бросок на Приштину. Очевидно, это могло стать, что называется, разовой акцией, на которой всё бы и закончилось, ведь тут было больше пиара, чем практической пользы — Косово в конечном итоге всё равно пришлось оставить, и эта рана на теле Сербии и сегодня продолжает кровоточить.

Но оставить Дагестан, Чечню — в конечном счёте весь Северный Кавказ — было невозможно.

Тем более что жители этих регионов не хотели власти террористов, многие проявили себя наиболее последовательными патриотами России, грудью встав на пути террористов. Первыми, кто принял на себя удар, были местные милиционеры и ополченцы, они героически сопротивлялись вторжению до подхода федеральных сил. Ожесточённые бои продолжались около месяца, после чего боевики отступили обратно в Чечню и решили перейти к проверенной тактике терроризма на территории противника.

После первого взрыва в Москве на улице Гурьянова неизвестный сообщил "Интерфаксу", что взрыв — это месть за ведение боевых действий на территории Дагестана. Месть бессмысленная, кровавая и жестокая.

Да, это были не первые и не последние теракты в столице, но я до сих пор помню страх, поселившийся среди москвичей. Впрочем, были и положительные моменты: люди начали более серьёзно относиться к вопросам безопасности, многие наконец перезнакомились со своими соседями, которых годами не желали знать, устраивали совместные патрули.

Но главное — мучительный вопрос о целесообразности проведения операции против терроризма в самом его гнезде был снят, ворота в Чечню были открыты.

Сегодня в Грозном уже мало что напоминает о том, что была война. Разве что транспаранты с фотографиями руин, призывающие не повторять ошибок прошлого.

Ошибки начали исправлять в 1999-м. Целую череду ошибок и преступлений, поставивших Россию на колени, продержавших её в таком положении десятилетие.

Конечно, ещё далеко было до событий "русской весны", до Крыма, Сирии, но я убеждён, что именно тогда начался процесс медленного и мучительного становления государства, которого у нас не было почти 10 лет до этого. Именно тогда мы могли его окончательно потерять, буквально по лезвию бритвы прошли.

И, возможно, если бы не те взрывы, если бы не те жертвы, история могла бы развиваться совершенно по-другому. И, наверное, хорошо, что она не знает сослагательного наклонения.

Источник ➝
'

Популярное

))}
Loading...
наверх