Факты Дня

1 862 подписчика

Свежие комментарии

  • Сергей Нехорошев
    Так и есть , страна пастухов,проходимцев,преступников и разного рода отребья.....Трамп унизил Амер...
  • Ники Рябцев
    А какие отношения Биля Гейца с Клаусом ---Швааб..ФРГ--Швейцария..Что их связывает..???Антиутопия Гейтса...
  • Василиса Чудесная
    Статья дает весь расклад по правительству байдена!Белый дом захваты...

Украина хочет загнать граждан России в концентрационные лагеря

Премьер-министр Украины Денис Шмыгаль подал на рассмотрение Верховной рады проект закона, который регулирует вопросы обращения с военнопленными и интернированными лицами во время «особого периода». В документе предлагается узаконить принудительное расселение в определенных местах граждан государства, которое «угрожает нападением или осуществляет агрессию против Украины». Этим законом Киев в первую очередь пугает обладателей российских паспортов на неподконтрольных ему территориях Донбасса.

В Верховной раде зарегистрирован законопроект №4 327 «О внесении изменений в некоторые законы Украины по упорядочению вопросов, связанных с военнопленными и интернированными лицами в особый период». Его инициатором выступил лично премьер-министр Денис Шмыгаль. Тот самый, которого жестко критикуют за недостаточную активность в борьбе с эпидемией COVID-19.

И тут на свет появляется проект закона №4 327!

Глава Минздрава называет ситуацию с коронавирусом «близкой к катастрофе», а глава правительства тем временем изучает правовые аспекты обращения с военнопленными и интернированными лицами.

Видимо, даже если на Украину (не дай Бог!) упадет огромный метеорит, эти люди продолжат бороться с «российской агрессией».

На бумаге затея Шмыгаля выглядит абсолютно буднично. В пояснительной записке к проекту отмечается, что «Украина в полном объеме взяла на себя международные обязательства по содержанию военнопленных и интернированных лиц в соответствии с нормами, определенными Женевскими конвенциями и дополнительными протоколами к ним.

Вместе с тем в настоящее время актами национального законодательства Украины порядок обращения с военнопленными и интернированными лицами в особый период не определен, а задачи по сбору, сопровождению, охране, содержанию, учету таких лиц не возложены ни на один орган государственной власти».

На седьмом году войны премьер-министр предлагает исправить этот недочет — создать четкие правовые рамки для обращения с военнопленными и интернированными лицами.

Последних закон определяет как граждан «страны-агрессора», которые принудительно поселяются в специально определенных местах, если это является «абсолютно необходимым для обеспечения национальной безопасности Украины».

Определять степень «необходимости» будет карательная машина СБУ. По задумке Шмыгаля, именно она должна искать опасных россиян и сообщать о них Генеральному штабу Вооруженных Сил Украины. А тот уже будет выносить решение об интернировании.

Далее подключаются органы местного самоуправления, которые определяют места для принудительного поселения интернированных лиц и осуществляют мероприятия по их содержанию в особый период. Схема получается трехуровневой: сначала СБУ выявляет потенциально опасных граждан России, потом Генштаб принимает решение об их интернировании, а власть на местах занимается организационными моментами.

Почему в этой цепочке нет суда? Потому что речь идет об особом периоде. Законом «Об обороне Украины» он определяется как «период, который наступает с момента объявления решения о мобилизации (…) или с момента введения военного положения».

Иными словами, это период повышенной боевой готовности. А какие могут быть суды, если государство в опасности?

Хватит и штабных «троек», которые без суда и следствия, руководствуясь своими собственными представлениями о законности, будут отправлять людей в места принудительного поселения.

Суды должны подключиться позже. «Обжалование указанного решения (о принудительном поселении — прим. RuBaltic.Ru) интернированным лицом осуществляется в порядке, предусмотренном законодательством. Решение об отмене интернирования принимается немедленно после окончания боевых действий и принятия указа Президента Украины об отмене военного положения или при отсутствии причин, послуживших основанием для интернирования».

Было бы интересно понаблюдать за процессом оспаривания. Потому что ни в одном законе четко не прописаны «причины, служащие основанием для интернирования». Сотрудникам СБУ и Генштаба предстоит придумывать их на ходу. «Прихватить» гражданина РФ могут, к примеру, за обнаруженную у него дома георгиевскую ленточку.

Хранение георгиевской ленточки, которую активно используют «террористы» на Донбассе, — чем не основание для интернирования человека?

И как он будет доказывать, что не замышлял ничего против украинского государства? Его в этом даже не обвиняют. Было бы в чем обвинять — было бы следствие, суд и тюремное заключение. Здесь же речь идет об интернировании людей, которые потенциально могут представлять опасность для Украины в силу своих связей со «страной-агрессором».

Как тут не вспомнить сталинские депортации? Депутат от «Слуги народа» Максим Бужанский находит еще более страшную историческую параллель: «Законопроект 4 327 об обращении с военнопленными и интернированными лицами согласно международной конвенции, об их отселении в определенные места, внесенный Кабмином, это, по сути, закон о концентрационных лагерях. Концентрационных не в смысле пыток, издевательств и рабского труда, а в смысле мест накопления и содержания определенной категории людей».

Замечание об определенной категории людей принципиально важное, ведь в законопроекте Шмыгаля речь идет исключительно о гражданах России. Хотя, как показывает практика, самыми злостными врагами украинского государства чаще всего оказываются сами украинцы.

Это даже логично. Почему, к примеру, ФСБ не может вербовать граждан соседней страны для диверсионной деятельности на территории этой страны?

Авторы скандального законопроекта этим вопросом не задаются: они хотят, чтобы принудительному расселению подвергались исключительно россияне.

Еще один интересный момент: особая роль в документе отводится «центральному органу исполнительной власти, обеспечивающему формирование государственной политики по вопросам временно оккупированных территорий в Донецкой и Луганской областях и временно оккупированной территории Автономной Республики Крым».

Очевидно, речь идет о министерстве по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий. С этим ведомством местные органы должны согласовывать мероприятия по содержанию интернированных лиц. Возникает вопрос: почему именно с ним? Почему не с Министерством обороны, Министерством внутренних дел или другим органом?

Рискнем предположить, что таким образом Киев передает привет Донбассу.

«С одной стороны, это сигнал людям с неподконтрольных территорий, чтобы убирались в Россию со своими российскими паспортами. А для тех, кто приедет сюда, хотят подготовить, по сути, инфильтрационные лагеря», — полагает украинский политолог Вадим Карасев.

Ранее глава того самого министерства по вопросам реинтеграции Алексей Резников говорил, что граждан РФ из Донбасса никто прогонять не будет (их просто немного ограничат в правах). Шмыгаль как бы дополняет заявление своего коллеги: да, прогонять не будем.

Но можем принудительно поселить в специально отведенном для этого месте. Без суда и следствия. На основании того, что какому-то Шарикову из СБУ вы показались подозрительным.

За несколько месяцев своей работы правительство Украины не внесло на рассмотрение парламента ни одного законопроекта, направленного на поддержку жителей неподконтрольных территорий. Зато предлагает создать правовую базу для их возможного интернирования.

К премьеру Шмыгалю вопросов нет. Вопрос к Зеленскому: как ему по-прежнему хватает наглости говорить о перспективах реинтеграции Донбасса?

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх