Факты Дня

1 842 подписчика

Свежие комментарии

  • warig Рыжаков
    Нечисть. Надо их заставить подмитать улицы.Так вот вы какие,...
  • Грифель
    А не пора ли господа посадить сию гниду на удаленку,в матросскую тишину,например?Гейтс сверху, а Г...
  • zhanna
    Gef otnositsa k demonicheskoy strukture_-tsentr nahoditsa v Shtatah.Krome nego est escho 3 podobnih cheloveka v Rassi...Гейтс сверху, а Г...

Программный директор РСМД Иван Тимофеев о санкционных итогах сентября

Программный директор РСМД Иван Тимофеев

Дело Алексея Навального увеличило риски санкций для России. Новые ограничения вряд ли появятся мгновенно. Однако вопрос с повестки дня не исчезнет. ЕС и США исходят из двух посылок. Первая — против Алексея Навального применялось отравляющее вещество группы «Новичок». Вторая — дело связано с оппозиционной деятельностью Навального в России, так что к нему могут быть причастны государственные структуры. Только они, согласно западной версии, могут обладать отравляющими веществами подобного класса. В теории обе посылки требуют конкретных доказательств. На практике дело является политическим. Для принятия решений в отношении Москвы делиться доказательствами не обязательно. Достаточно иметь их для внутреннего пользования. Так произошло в деле Скрипалей. И есть все основания для того, чтобы так произошло снова.

Против России могут задействовать санкции по тематике нераспространения оружия массового уничтожения и проблеме прав человека. В случае Евросоюза возможно применение решения Совета ЕС 2018/1544. Оно предполагает заморозку активов и визовые ограничения в отношении тех, кто причастен к использованию химического оружия. Проблема в том, что такие санкции являются точечными.

То есть нужно хотя бы приблизительно понимать, против кого их применять.
Если в деле Скрипалей были условные «Боширов и Петров», то в деле Навального пока нет даже их.

Еще сложнее с правами человека. Механизма санкций по этой теме в ЕС пока нет. Инцидент с Навальным, несомненно, ускорит его появление. С большой вероятностью он тоже будет подразумевать блокирующие и визовые санкции.

В США Конгресс требует (.pdf) от президента Дональда Трампа провести расследование и задействовать против России Акт о химическом и бактериологическом оружии 1991 года. Наиболее серьезный риск — ужесточение запретов на кредитование России. (.pdf) Закон уже применялся против Москвы по делу Скрипалей. Тогда под ограничения (.pdf) попали российские облигации, номинированные в иностранной валюте. Не исключено, что теперь вопрос может быть поставлен более жестко.

Масштабные санкции против российского долга не в интересах США. Но политические соображения вполне могут перевесить опасения за стабильность рынков.

Естественно, американцы будут действовать и добиваться также введения ограничительных мер по тематике прав человека. Она прямо звучит в новом законопроекте по санкциям в связи с делом Навального. Впрочем, и без нового законодательства у администрации президента Трампа достаточно механизмов. В их числе — Акт Магнитского, на основе которого можно использовать блокирующие финансовые санкции против россиян, связанных с отравлением Навального. Тем более что конгрессмены требуют от Минфина США активнее использовать Акт Магнитского против России (.pdf).

Главный вопрос в том, кто именно попадет в список блокирующих санкций ЕС и США.

Одно дело — «силовики». Совсем другое — крупные бизнесмены и связанные с ними компании.

В числе «врагов» Алексея Навального таковых немало.

Отдельный вопрос — судьба «Северного потока-2». Американцы были настроены против него еще до дела Навального. Санкции появились в прошлом году, серьезно замедлив реализацию проекта. Идет работа над новыми ограничениями. В ЕС и особенно в Германии к рвению Вашингтона относились критически. Однако сейчас голоса критиков стали тише. А в резолюции Европарламента вообще присутствует призыв остановить проект. Вряд ли такое решение будет принято немедленно. Однако дело Навального проекту точно не помогло.

Есть вероятность того, что и здесь политические соображения перевесят экономические потери.

Большая проблема с риском санкций — сложности его контроля. Бизнес попросту не может повлиять на большую политику. Ему остается воспринимать происходящее как стихийное бедствие и уповать на то, что обойдется без большой грозы.

Иван Тимофеев, программный директор Российского совета по международным делам (РСМД)


Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх