Факты Дня

2 011 подписчиков

Свежие комментарии

  • Валерий Федосеев
    Зельц много хочет, от хотелок жопа слипнитца.@Зеленский выдвину...
  • ВАРЯГ РУС
    Этим баранам ( всей гейропе) ничего не докажешь. Ссут когда страшно.Протасевич весело...
  • Rustam Kuchkarov
    Ленин и другие политические деятели всегда ставили вопрос об информации. Нынешние тоже это понимают.Наместник Сороса ...

«Алексей Михайлович» Путин

Те из вас, кто хоть раз видел профессиональные соревнования по бегу, замечал, что в начале беговой дорожки на специальном станке устанавливают так называемые «стартовые колодки», призванные обеспечить спортсмену жесткую опору для отталкивания, чтобы он смог придать своему телу максимальное ускорение. В своё время великий русский государь, царь Алексей Михайлович посвятил жизнь созданию таких «колодок», ставших отправной точкой для последующего рывка России уже при его сыне, будущем первом российском императоре Петре Великом…

Связующие параллели

В прошлой статье я высказал мысль о том, что в связи с надвигающейся на нас «из-за бугра» новой волной либерального нацизма придётся, видимо, здоровенную дырку в западной стене нашего общего терема, ту самую, которою царь Пётр когда-то прорубил под европейскую форточку, слегка заколотить. Пока временно, а там посмотрим.

То есть восстановить тот уровень отношений с «просвещённой» Европой, ту, так сказать, степень взаимопроникновения наших культур, которая существовала до плотницких экспериментов Петра Великого ещё при его «тишайшем» батюшке царе Алексее Михайловиче.

А время тогда было весьма интересное, причём настолько, что, если глубоко вникнуть в ту эпоху, очевидными станут аллюзии на день сегодняшний, с тлетворным влиянием европейского псевдогуманизма никак не связанные.

Реформы Петра своими масштабами затмили собой в нашей исторической памяти деяния его предшественника. Задай нынче вопрос о царствовании Алексея Михайловича, и даже самые начитанные из современных школьников вряд ли вспомнят больше, чем многочисленные бунты, в том числе и разинский, да церковные новшества патриарха Никона, ставшие причиной серьёзного раскола в русском православии, последствия которого не устранены до сих пор. Ну а некоторые, возможно, упомянут, что и Малороссия вернулась «в родную гавань» именно при втором государе из рода Романовых.

А в то же время можно с уверенностью утверждать, что фундаментом для нововведений Петра стали реформы его отца, многие из которых определили всю дальнейшую судьбу России. Так и сейчас незаметно для большинства за всей этой политической суетой и шумихой происходит работа по серьёзному улучшению нашей страны.

О ней не кричат на каждом углу и не спорят день-деньской в телевизоре, но тем не менее следствием этих изменений может стать фундаментальный тектонический сдвиг в обществе, вполне способный затмить все предыдущие преобразования.

Я знаю, что попытка прямого сравнения личностей из двух разных исторических эпох ― это, мягко говоря, большая глупость. И ещё большая глупость с точки зрения исторического анализа пытаться делать выводы о периоде правления некоего властителя до тех пор, как этот период закончится, когда ни мы еще не подозреваем, ни даже он сам, куда всё это в итоге приведёт.

И всё же я рискну нарушить это негласное табу профессиональных историков и попытаюсь провести тонкой пунктирной линией параллели между реформами царя Алексея Михайловича, прозванного в народе Тишайшим, и нашего нынешнего президента Владимира Путина, чья звучная фамилия сама по себе уже стала международным мемом.

«Украинский кейс»

Как я уже сказал, вспоминая Алексея Михайловича, большинство ограничится двумя основными фактами его биографии: был отцом Петра и присоединил Малороссию. Ну, что касается отцовства как медицинского факта, а также воспитания подрастающего поколения в условиях вечного противостояния отцов и детей, то оставим эту тему до лучших времён. Возможно, однажды к ней мы ещё вернёмся.

А вот говоря об «украинском кейсе», нельзя не заметить, что воссоединение некоторых исконно русских территорий с русским государством важно не только само по себе как исторический факт, но и как некая квинтэссенция всего того, что делал и к чему стремился Алесей Михайлович «на посту» хозяина земли Русской.

Прежде всего стоит напомнить, что практически с самого начала своего восстания Богдан Хмельницкий вёл активную дипломатическую переписку с московским царским двором, уговаривая «царя восточного, православного» принять восставших казаков и всю левобережную Малороссию под свою монаршую руку. Если верить историкам, первое такое послание датировано 1648 годом.

Тем, у кого по истории в школе было хотя бы три с плюсом, несложно будет вспомнить, что созванный царём Земский собор внял мольбам бывшего чигиринского сотника только в 1653 году, окончательно оформив слияние двух ветвей одного народа в январе 1654 года. То есть лишь шесть лет спустя. Долгонько, однако…

Кстати, интересный факт: политический роман Хмельницкого и Алексея Михайловича так и не вышел за рамки эпистолярного жанра ― запорожский гетман и московский царь в жизни ни разу не встретились.

И всё же почему Москва медлила с ответом Хмельницкому? Современные украинские историки, как и прочая «свидомая» братия, перманентно находясь в состоянии эдакой околонаучной шизофрении, обожают мусолить тезис, что «проклятые русские» всю жизнь мечтали поработить «свободолюбивых украинцев». Когда же в качестве доказательства полной несостоятельности этого утверждения приводишь им факт про вот эти вот шесть лет «ожидания в прихожей», они тут же быстро переключаются на рассказы о том, что злобным «москалям» было плевать на «страдания украинского народа». Ну никак им не угодишь!

А в то же время ни к «злобности» московитов, ни к их якобы циничному безразличию неспешность русского государя с ответом не имеет никакого отношения. Всё на самом деле гораздо проще, но и гораздо серьёзнее. Даже желая ради собственных «корыстных» интересов помочь казакам и наконец вернуть себе Смоленск, Киев, Чернигов, а заодно получить новых хорошо вооружённых, а главное, весьма решительных в вопросе противостояния Крымскому ханству подданных, Москва тем не менее не спешила втягиваться в неизбежную в случае поддержки восставших войну с Польшей, а заодно и Швецией.

Так уж совпало, что именно в эти годы, с 1648 по 1654, Алексей Михайлович проводил свои главные реформы: военную, государственного управления, а также неудачные в итоге, но очень верные по сути денежную и налоговую. Понимая неизбежность затяжной войны, русский царь основательно готовил вверенную ему державу к будущим испытаниям, и, как показала история, делал он это не зря.

Армия нового типа

Видя полную бесперспективность использования в качестве основной боевой силы стрелецких войск, которые чем дальше, тем больше тяготились военной службой и не желали надолго оставлять без присмотра своё хозяйство и, выражаясь современным языком, бизнес, государь принял решение о формировании в России профессиональной армии из полков «нового типа» по западному образцу. Да-да, Пётр Первый лишь продолжил дело, начатое своим отцом, а вовсе не стартовал на пустом месте, как думают многие.

В результате проведённой реорганизации уже существовавшие на тот момент военные части пушкарей, московских стрельцов и элитной конницы Государева полка значительно увеличили свой количественный состав, а полки «нового строя»: солдаты, драгуны, гусары, рейтары ― были созданы с нуля. Именно Алексей Михайлович стал первым активно приглашать в русскую армию иностранных военспецов, благо после окончания Тридцатилетней войны в Европе недостатка в безработных профессиональных военных не было. В конце концов именно эти нововведения определили успех России в последующем противостоянии с Польшей и Швецией.

Сложно не заметить сходства между реформами русского царя и российского президента, потратившего десять лет кропотливого труда на вытягивание наших вооружённых сил из болота постсоветского безвременья и создания наиболее боеспособной армии в современном мире. Если кто-то в это не верит, может спросить у сирийцев.

В дополнение к военной реформе стоит упомянуть о том, что именно при отце Петра в России на Дединовской верфи был построен первый настоящий русский боевой корабль ― морской двухпалубный трехмачтовый 22-пушечный красавец, получивший гордое имя «Орёл».

Но, что гораздо более важно, на свет появился документ под названием «Корабельного строя письмо»: тридцать четыре артикульные статьи для регламентации службы на корабле и действий экипажа в бою, то есть первый корабельный устав. Его значение лучше всего можно проиллюстрировать цитатой из горячо любимого мною фильма «Россия молодая»:

«У русских ещё нет кораблей, но, чёрт возьми, у них есть моряки, а это главное. Что же касается военного судостроения, я думаю, они с этим как-нибудь справятся».

И как тут не вспомнить о современных «Калибрах», «Цирконах» и прочем гиперзвуковом чуде, грозном оружии, так напугавшем наших западных партнёров, разработанном и внедрённом в том числе благодаря путинским преобразованиям в армии и ВПК.

Не медью единой

Прежде чем перейти к рассказу о главном реформаторском достижении царя Алексея Михайловича, я хотел бы остановиться на его самом, на мой взгляд, обидном провале ― денежной реформе. Помнится, в советской историографии введение медной монеты и ставший итогом реформы так называемый медный бунт подавались как пример алчности эксплуататоров-феодалов, желавших обобрать до нитки и без того бедствующее российское население. Ничего, кстати, не напоминает?

На самом же деле изменения в денежной системе России были вызваны именно желанием навести порядок в «валютно-финансовой сфере», а заодно и поправить международную торговлю. Упрощая для понимания, суть реформы можно объяснить так: в стране был критический недостаток серебра, из которого по старинке изготавливались (назвать это словом «чеканились» язык не поворачивается) мелкие разменные монеты: копейки, полушки и деньги.

В результате внутренняя торговля оптовыми партиями любого товара ограничивалась естественной невозможностью его оплатить. Всякому покупателю пришлось бы отдать продавцу просто-таки «обозы денег». Это раз.

Во-вторых, ровно такие же проблемы возникали при сборе налогов или осуществлении внешнеторговых операций.

И наконец, в-третьих, в вернувшихся в российское подданство малороссийских и белорусских землях в ходу были монеты западного образца как из серебра, так и из меди. Желанием продолжить эту практику, а заодно и распространить её на территорию Великой Руси и было продиктовано решение начать чеканку медных денег.

Но не медью единой. Российский рубль в его, так сказать, физическом обличии обязан своим появлением именно той самой неудачной реформе. Из заботливо припасённых в государственной казне европейских серебряных талеров по указу царя стали чеканить (на этот раз это действительно так) первые русские рубли. И пусть поначалу они не были полновесными, то есть весили в копейках лишь около 30 граммов вместо положенных 45, тем не менее это стало важнейшим начинанием.

Вместе с рублём на Руси появились полтинник, полуполтинник, алтын и грошевик. Две последние монеты как раз и печатались из медной проволоки сразу на нескольких монетных дворах, что и стало основной причиной гиперинфляции, обесценивания медных денег, народных восстаний и, как итог, сворачивания реформы.

Как тут не вспомнить часто с укором поминаемую жёсткую монетаристскую политику нашего ЦБ. Того самого ЦБ, которому Путин, судя по его же собственным неоднократным заявлениям, полностью доверяет. Признаюсь, и мне, как обывателю, эта политика тоже несимпатична, но объективности ради стоит всё-таки смотреть на картину в целом.

А выглядит она примерно так: целенаправленная борьба с инфляцией, создание и пополнение ФНБ (Фонда национального благосостояния), политика разумных трат позволили нам не только изыскать необходимые средства на успешное проведение вышеупомянутых реформ в армии, но и обеспечить стабильное, без больших потрясений, функционирование экономики даже в условиях жесточайшего кризиса, вызванного пандемией коронавируса. Как оказалось, у нас в стране нашлись деньги и для создания самой эффективной вакцины против этой заразы, да не одной, а сразу трёх. И вот теперь, осознавая всё вышесказанное, начинаешь потихонечку задумываться, а может, всё-таки не зря наш ЦБ столь прижимист и суров?!

Единство через унификацию

Вершиной реформ, проведённых Алексеем Михайловичем, по мнению большинства историков, является появление на свет Соборного уложения 1649 года ― свода законов Русского царства, первого печатного сборника русского права, который подвёл черту под разрозненностью многочисленных устных указов и противоречивших друг другу или устаревших правовых норм и положил конец своевольной трактовке их в свою, разумеется, пользу всякого рода чиновниками и прочими госслужащими.

«Уложение царя Алексея Михайловича» было столь основательным, что прослужило государству российскому почти 200 лет, до 1832 года. Не говоря уже о том, что в своё время оно стало одним из самых передовых юридических документов в Европе.

Позволив себе несколько смелое сравнение, скажу, что в данный момент правительством Российской Федерации ведётся работа похожего масштаба по наведению порядка в нашем законодательстве с последующей унификацией российских законов и распространением их действия на наших партнёров по ЕАЭС. Важнейшим инструментом подобной работы становится цифровизация российской экономики и системы государственного управления и контроля. То, что в близких к правительству кругах получило условное название «Госплан 2.0».

Как благодаря нововведениям Алексея Михайловича стала возможна успешная интеграция Малороссии в Российское государство, так и итогом нынешних усилий руководства РФ, и в первую очередь президента Владимира Путина, может стать не менее успешное воссоединение стран на постсоветском пространстве.

Связывая через унификацию экономических и правовых систем государств ― членов ЕАЭС, Россия исподволь, незаметно объединяет их в единый союз, где будут действовать одни и те же законы для всех граждан этих государств.

На первый взгляд может показаться, что тем самым мы повторяем путь Евросоюза, но это не так. Никакого произвола наднациональной, «брюссельской» бюрократии в ЕАЭС не предвидится. Вместо этого управляющая система будет российской, а следовательно, мы имеем ситуацию не просто объединения, а присоединения меньшего к большему. В таких условиях никакого «европейского» разброда и шатания никто терпеть не станет. Всё строго добровольно, но при этом жёстко и прагматично: хочешь получать преференции и особые экономически отношения ― милости просим, будешь кочевряжиться и строить «козью морду» ― не задерживаем.

Стартовые колодки

Вскоре ожидается оглашение нашим президентом ежегодного послания Федеральному собранию. Гадать, чему конкретно в этот раз оно будет посвящено, задание неблагодарное: президент уже неоднократно оставлял в дураках даже самых осведомлённых инсайдеров. Тем не менее можно предположить, что, судя по избранному направлению в работе правительства, главными целями для России Путин определит проведение и углубление структурных экономических изменений, в том числе и окончательной деофшоризации российской экономики.

На мой взгляд, рассуждая в целом о президентском курсе и об идеальной «России Путина», стоит иметь в виду, что основную свою задачу нынешний «хозяин земли Русской» видит вовсе не в скорейшем проведении широкомасштабных реформ, способных по типу петровских вновь «поднять Россию на дыбы». А в создании прочного фундамента, базы для преобразований, которые, как нам из раза в раз доказывает история, весьма затратны как в плане финансов, так и в смысле человеческих и интеллектуальных ресурсов. И без такой основы никакое движение вперёд, а тем более вверх невозможно.

Те из вас, кто хоть раз видел профессиональные соревнования по бегу, замечал, что в начале беговой дорожки на специальном станке устанавливают так называемые «стартовые колодки», призванные обеспечить спортсмену жесткую опору для отталкивания, чтобы он смог придать своему телу максимальное ускорение.

В своё время великий русский государь, царь Алексей Михайлович посвятил жизнь созданию таких «колодок», ставших отправной точкой для последующего рывка России уже при его сыне, будущем первом российском императоре Петре Великом.

Будем надеяться, что и вслед за Путиным и его реформами придёт новый Пётр, способный на хорошо вспаханном и удобренном поле вырастить урожай по-настоящему великой страны.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх