Факты Дня

2 023 подписчика

Свежие комментарии

  • Евгений
    Аргументы в пользу госпереворота автором, конечно приведены убийственные))) Ничего более существенного не нашлось?На Украине всё го...
  • Yvan
    Список депутатов ГД, имеющих отношение к странам НАТО, не полон.Политические ново...
  • Наум Наумов
    Да уж! И во Франции полно идиотов."Достало!": Европ...

Почему Байден первым встретился с Путиным, а не с Си Цзиньпином

Первая встреча Байдена в качестве президента США с Владимиром Путиным состоялась менее чем через пять месяцев после вступления в должность. Ратовавшему на словах за улучшение отношений с Россией Трампу понадобилось после своей инаугурации почти два года, чтобы приехать на саммит с российским лидером в Хельсинки. Разницу нам прокомментировал директор Института США и Канады РАН Валерий Гарбузов.

– Почему так велик временной разрыв между приходом в Белый дом Трампа и Байдена и их первыми встречами с президентом России? Дело только в пресловутом «российском шлейфе», который волочился за Трампом – или же еще в чем-то?

– Думаю, что главное все-таки в этом самом «шлейфе», – считает эксперт. – Потому что обвинения в адрес Трампа, которые в Америке воспринимались очень серьезно, блокировали его действия на каждом шагу. Чуть только он скажет что-то хорошее о России и Путине, тут же начиналась волна критики. А ведь тогда уже действовала комиссия спецпрокурора Мюллера, которая вызывала на беседы всех причастных и подозреваемых, атмосфера была явно не располагающей к тому, чтобы ехать на встречу к тому, кто тебя «посадил» в Белый дом (как убеждали американцев критики Трампа).

Поэтому представьте сами: если бы Трамп, например, решил встретиться с Путиным, это сразу бы подхватили все его недруги, которые в один голос трубили, что он «едет за рекомендациями к тому человеку, который принял участие в его избирательной судьбе».

Конечно, все это очень сильно сдерживало Трампа на российском направлении. По сути дела, это главная причина к тому, что в отношениях с Россией Трамп оставил столько плохого, сколько не оставил ни один американский президент в годы холодной войны – и даже все они вместе взятые! Тот же забор из санкций, который нас теперь окружает. Хотя, конечно, можно делать оговорки, что санкционный режим не носит тотальный характер, что он ограничивает только предприятия определенных отраслей, но это ключевые, очень важные отрасли, и эти санкции нам не нужны. Россия должна развиваться, двигаться вперед, получать инвестиции во все отрасли экономики по возможности. А санкции этому препятствуют.

Эпоха трампизма ушла, Трамп сейчас не у власти, открыта новая страница – и этим надо пользоваться. И строить отношения, разгребая старые завалы и формируя новую повестку дня.

– Для США не только Россия, но и Китай выступает в качестве глобального вызова, соперника, конкурента. Причем настолько серьезного, что китайская тема звучала на протяжении всей европейской поездки Байдена – и на встрече G7, и на саммите НАТО, и на переговорах с лидерами ЕС. При этом первым делом президент США проводит все-таки с Владимиром Путиным, а не с лидером КНР Си Цзиньпином. С чем это может быть связано?

– По традиции, любой американский президент после прихода в Белый дом совершает европейское турне – как это делает сейчас Байден. В это турне включаются встречи с европейскими союзниками США, и Байдену пришлось решать серьезные задачи на этих встречах, поскольку Трамп поругался со всеми, рассорился и с западноевропейскими союзниками. Поэтому задача Байдена состояла в том, чтобы дать гарантии, что Америка выступает в прежней роли, что она умеет разговаривать с союзниками как равная с равными, а не так, как разговаривал с ними Трамп – свысока, надменно, требуя всех финансовых проблем.

И под этот формат Байденом была предложена встреча с президентом Путиным. Это была инициатива американской стороны – и то, что российский президент на нее откликнулся, я считаю правильным. Надо использовать любую возможность для восстановления диалога. Даже после того резонансного интервью Байдена, которое так взорвало российско-американские отношения, что даже привело к отзыву посла России.

Что касается Си Цзиньпина, думаю, его очередь еще придет. Говоря о двух державах, которые считаются странами, бросившими вызов Соединенным Штатам, эксперты и журналисты ломают голову, кого же Америка опасается больше – Россию или Китай? Байден, например, в одном из своих интервью говорил, что Россия – главная угроза для США, потому что она пытается разрушить тот мировой порядок, который существовал ранее.

Надо сказать, что Америка столкнулась, возможно, впервые, что вызов исходит от двух сильных полюсов – от Китая и России. Но содержание этих вызовов разное.

Если говорить о Китае, да, конечно, это конкурент, с которым очень много противоречий, но надо понимать, что без него США не могут жить. Кто будет насыщать товарами весь потребительский рынок? Сегодня это процентов на восемьдесят делает Китай, Америка не в состоянии сама выполнить эту миссию. Кто предоставит Соединенным Штатам такие возможности для размещения своих предприятий с тем, чтобы использовать дешевую рабочую силу, приближенную к рынкам сбыта? Китай. А кто выступает в качестве одного из главных кредиторов федерального правительства США? Без Китая американское федеральное правительство не смогло бы осуществлять все свои многочисленные социальные программы, исполнять военный бюджет.

Так, как переплетены Америка и Китай, не переплетены никакие государства. Не случайно одно время говорили о единой американо-китайской экономике. Америка не может существовать без Китая. Когда-то, сорок лет назад, США приняли участие в китайских экономических реформах, инвестировали туда – и Китай поднялся. И теперь этот экономический гигант стал угрожать своему учителю.

Поэтому перед администрацией США стоит задача избрать какую-то модель американо-китайского взаимодействия, включающую в себя и торговые войны, и конкуренцию. Но на это надо смотреть как на механизм регулирования конфронтации и противоречий. Можно ведь строить модель, которая будет в себе сочетать и притяжение и отторжение. И, если не будет наскоков, которые устраивал Трамп – а я думаю, что кроме него никто не может совершать то, что он делал, – то американо-китайские отношения можно выравнять и удерживать на плаву.

Что касается отношений Америки с Россией, то над ними нужно думать. Пока модель еще не выработана ни той, ни другой стороной, ни совместными усилиями. А это должна быть модель, построенная на уступках и компромиссе там где это возможно, в максимально широких областях. Конечно, останутся области, в которых компромисс невозможен. Думаю, пока их надо просто вывести за скобки. Чем меньше они будут подвергаться обсуждению, тем лучше для того, чтобы решать другие вопросы.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх