Факты Дня

1 924 подписчика

Свежие комментарии

  • Вячеслав Пустовит25 января, 0:06
    Да поймите все там, что Лихо Наваленное, псих и неадекват. В России ж есть статьи, позволяющие изолировать таких пси...Главный итог «нав...
  • Константин Заболотный24 января, 16:39
    Полностью поддерживаю ваше мнение и считаю,что великий русский баснописец Иван Андреевич Крылов уже давно вывел форм...Сатановский: Пути...
  • klara hamitova24 января, 14:55
    Интересно, из всех героев видео расследований Навального о коррупции в стране, кто - нибудь подал в суд за клевету и ...Протесты Навально...

Враги народа

Существует много определений такого понятия, как патриотизм. К примеру, русскоязычная Википедия со ссылкой на Большую советскую энциклопедию приводит такую формулировку:

«Патриотизм (греч. πατριώτης — “соотечественник”, πατρίς — “отечество”) — нравственный и политический принцип, социальное чувство, содержанием которого является любовь, привязанность к Родине, преданность ей и готовность к жертвам и подвигам ради неё. Патриотизм предполагает гордость достижениями и культурой своей родины, желание сохранять её характер и культурные особенности и идентификацию себя (особое эмоциональное переживание своей принадлежности к стране и своему гражданству, языку, традициям) с другими представителями своего народа, стремление защищать интересы Родины и своего народа».

К этому я бы добавил и простое желание успехов и благополучия своей стране, своему народу, частью которого патриот является. Вполне естественное совмещение «личного» и «общественного». И конечно же, сколько бы ни говорили, что настоящий патриотизм несовместим с национализмом и шовинизмом, но всегда «своя рубашка ближе к телу».

Родители счастливы поступлению своего чада в престижный вуз, и их совершенно не трогают переживания тех, кто конкурс туда не прошел.

Работников фирмы радует заключение выгодного контракта, а то, что конкуренты остались за бортом, только добавляет им профессиональной и корпоративной гордости.

И совершенно естественно, что это же относится и к успехам своей страны, ведь конфликт интересов и конкуренцию на международной арене никто не отменял. Впрочем, разве обязательно, чтобы такие успехи обязательно несли «материальную составляющую» для граждан? Мы помним, какой взрыв народного ликования вызывали полеты первого спутника и Юрия Гагарина, хотя ну какой «личный интерес» был у простого советского гражданина от того, что удалось опередить американцев?

То, что свое ближе, отображается и в самом восприятии тех или иных событий, в том числе и относящихся к уже неблизкой истории. Тот же полет Гагарина воспринимается как неизмеримо более значимое событие, чем высадка американцев на Луну (а значительная часть россиян ныне и вовсе убеждена в «лунном заговоре»), большинство же американцев уверено в решающем их вкладе в победу во Второй мировой войне.

Этот список можно продолжать и продолжать, замечу лишь, что и войны, которые все государства вели на протяжении всей истории, граждане считают если не справедливыми, то «оправданными» из соображений безопасности и т. п., в крайнем случае тем, что они несли культуру и цивилизацию туземцам.

Нет ничего удивительного и в том, что одни и те же исторические персонажи получают по разные стороны нынешних государственных границ диаметрально противоположные оценки. Скажем, Джордж Вашингтон очень долго оставался для многих в Англии предателем и сепаратистом.

Все исторические фигуры всех времен и народов не были ангелами во плоти, в средствах и методах достижения своих целей не стеснялись, историки из сопредельных стран очень любят «искать блох» в их биографиях, а своих героев, естественно, идеализировать! Как говорится, «их» шпионы и «наши» разведчики. У соседей ― «патологический садист» и «коварный изменник», у нас если уж не «благородный воин», то «сын своего времени» и «искусный политик».

Повторюсь, это совершенно естественное свойство «типичной» человеческой натуры, идущее с тех времен, когда стаи первобытных людей вынуждены были вести беспощадную борьбу за кормовую базу. Выжить индивид мог только вместе со своим племенем, что нередко означало физическое уничтожение противников. И видимо, для успеха в такой борьбе «моральное» обоснование своего превосходства, своих «приоритетных» прав на богатое дичью угодье было необходимо уже тогда.

Быть может, со временем люди полностью избавятся от этого «пережитка каннибализма» (©И.Сталин) и «без Россий и Латвий заживут единым человечьим общежитьем», как мечтал Владимир Маяковский, но пока конкуренция между отдельными людьми, сообществами и целыми народами, пусть и приняв более цивилизованные формы, остается определяющим фактором нашей жизни. А патриотизм индивидов качеством усиливает конкурентоспособность, поэтому все государства стараются его воспитывать и развивать.

Конечно, патриотизм не тождественен лояльности существующей в стране власти и политической системе. Люди всегда чем-то недовольны, уверены, что можно сделать гораздо лучше и правильней, наконец, имеют место просто разные взгляды на то, каким путем развиваться стране, что вообще считать «хорошим» для неё.

Для кого-то превыше всего «великодержавие», кто-то к оному равнодушен, считает, что в первую очередь государство должно заботиться о развитии экономики, повышении благосостояния граждан. Не будем сейчас подробно останавливаться на том, насколько эти вещи взаимосвязаны, но согласимся, патриот-«державник» не будет возражать и против лучшей жизни для сограждан, а патриот-«прагматик» не огорчится имиджевым или геополитическим успехам своей страны.

Российские либералы также позиционируют себя как патриоты, даже придумали якобы свой «символ веры» ― «Прекрасная Россия Будущего», которую они собираются построить, когда избавятся от нынешней власти. Однако любая «стройка» будет тем легче и успешнее, чем на более прочном базисе она будет основываться. А в данной ситуации это тот уровень развития, в котором, как они надеются, они когда-нибудь получат страну.

Но слышали ли вы от кого-либо из них хотя бы сдержанную радость от тех результатов, которые достигаются во многих сферах? Все с точностью до наоборот: сложности и неудачи вызывают у них совершенно откровенное злорадство, а успехи ― стремление их принизить и опорочить.

В Сети можно найти целые цитатники таких высказываний. Приведу, пожалуй, самое «яркое», принадлежащее известной в свое время «активистке» Ольге Романовой. Сказано оно было осенью 2013 года, незадолго до Олимпиады в Сочи (и до киевского майдана и крымских событий), когда в районе олимпийской столицы случилось землетрясение.

«Землетрясение в Сочи. Надеюсь, все развалилось»,

― написала она после первых сообщений о природном катаклизме.

Ну ладно, это о власти, о её проекте… Но ведь и о стране, о населяющем её народе (а любая страна ― это прежде всего населяющий её народ) столько сказано…

Артемий Троицкий:

«Я считаю русских мужчин в массе своей животными, существами даже не второго, а третьего сорта. Когда я вижу их — начиная от ментов, заканчивая депутатами, то считаю, что они, в принципе, должны вымереть… На самом деле, этой породы мне совершенно не жалко»

Дмитрий Быков:

«Разговоры о российской духовности, исключительности и суверенности означают на самом деле, что Россия — бросовая страна с безнадежным населением… Большая часть российского населения ни к чему не способна, перевоспитывать ее бессмысленно, она ничего не умеет и работать не хочет. Российское население неэффективно. Надо дать ему возможность спокойно спиться или вымереть от старости, пичкая соответствующими зрелищами».

И т. д. и т. п.

А особенно показательны «двойные стандарты» в подходах к во многом похожим ситуациям. Практически все российское либеральное сообщество горячо сочувствовало «борьбе за свободу чеченского народа» во времена обеих чеченских войн, оправдывало любые зверства исламских фанатиков.

«Надо сказать, что чеченцы перерезают горло солдатам не потому, что они садисты и испытывают склонность к какому-то особо жестокому отношению к солдатам, но просто таким образом они пытаются сделать войну более выпуклой, зримой, яркой, достучаться до общественного мнения, объяснить, что действительно идет война, война страшная, жестокая»,

― заявлял Андрей Бабицкий.

Справедливости ради, сам Андрей Бабицкий, когда начались события на Донбассе, встал на сторону Республик, т. е. продемонстрировал близкий подход. Но он оказался белой вороной в либеральной тусовке, и был с позором из неё изгнан.

Для остальных, яро отстаивающих право чеченского народа на самоопределение, оказалось, что русскоязычные Украины любых прав полностью лишены. А господствующий на Украине откровенный шовинизм, частенько перетекающий в откровенный нацизм, их совершенно не смущает, как и мирные жертвы украинских обстрелов и бомбардировок.

Ведь и мирное воссоединение Крыма с Россией это «было насилие над Украиной. Зверское, лицемерное насилие над страной, которая пытается вырваться из лап русской цивилизации. Да и цивилизация ли это, тоже вопрос. По мне нет. Это просто территория, много веков диктующая своим соседям, как надо жить». (Андрей Макаревич)

Симпатии к «майданизму», к самым отвратным его проявлениям вызваны именно его антироссийской основой, вызывающей полное сочувствие и понимание. Русофобы, готовые ввести уголовную ответственность за использование русского языка, всеми возможными способами изгоняющие из Украины русскую культуру (к которой вроде бы относятся и Макаревич с Быковом ― пишут-то они на русском языке), для них «свои», а подавляющее большинство сограждан ― «чужие».

Ответ на сакраментальный вопрос, «откуда такие берутся», дан в директиве Совета национальной безопасности США 20/1 от 18 августа 1948 г., опубликованной в сборнике Thomas H. Etzold and John Lewis Gaddis, eds., Containment: Documents on American Policy and Strategy. В разделе, посвященном борьбе с влиянием Москвы через людей, исповедующих коммунистическую идеологию в западных странах, есть один чрезвычайно любопытный фрагмент:

«Мы должны признать, что лишь часть международного коммунизма вне России обусловлена влиянием окружающих обстоятельств и может быть соответственно откорректирована. Другая часть представляет нечто вроде результата естественных биологических мутаций. Она порождается наследственной склонностью к “пятой колонне”, которой подвержен определенный малый процент членов любого сообщества, и отличается отрицательным отношением к собственному обществу, готовностью следовать за любой противостоящей ему внешней силой. Этот элемент всегда будет присутствовать в любом обществе и использоваться не слишком щепетильными аутсайдерами; единственная защита от опасного злоупотребления им — отсутствие стремления со стороны могущественных режимов использовать эту несчастную особенность человеческой природы».

Но только ли СССР использовал «эту несчастную особенность человеческой природы»? Собственно, ответ настолько очевиден, что не требует подробного анализа, но тем менее приходится признать: поддерживающих в той или иной степени деятельность «пятой колонны» в России не просто «аномально» много, среди них не только результаты неудачных «биологических мутаций», ничем другим обществу не известные, но и, увы, немало (слишком «немало») действительно выдающихся (ну или хотя бы просто талантливых) деятелей науки и культуры.

Причины распространённости «явления» «Альтернатива» уже анализировала, но «понимание» не позволяет уклонится от ответа на вопрос, кем они сейчас являются для России, для её народа, который, как любой другой народ, желает для своей страны счастья, развития и благополучия. Особенно он касается тех, кто ничем, кроме служения «внешним силам», не отметился, для которых они стали главным оружием, важнее, чем «Тигры» и «Юнкерсы» в оные времена.

Я ни в коей мере не являюсь поклонником усатого вождя, а также отлично осознаю, что любое слово, идиому или символ нужно воспринимать не буквально, а в свете тех исторических ассоциаций, которые они больше всего вызывают. К примеру, можно сколько угодно рассказывать о древности свастики как символа чего-то там, но сейчас она ассоциируется прочно и нацизмом, и, если кто-то использует её разновидности, мы отлично понимаем, «куда он клонит».

Так и определение «враги народа» прочно связано с памятью о сталинских репрессиях, но, если все-таки взять его буквально, без привязки к историческим ассоциациям, скажите, какое еще может столь емко и точно охарактеризовать российскую либеральную оппозицию? Если кто знает, пусть подскажет.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх