Факты Дня

2 007 подписчиков

Свежие комментарии

  • Юдкевич Сергей
    Ну где же был ты, такой умный , в 90-х? С кем сотрудничал?Генерал Ивашов: Р...
  • Алексей
    Макар - талантище, Путин тоже друг украинского народа, а вот жалкий блогеришка-писака кто?Гибридное издеват...
  • Горьковчанин
    Так то оно так. Только нынешняя Россия, кроме громких заявлений ни на что не способна. Ни экономики, ни влияния. Поэ...Литва рискует пот...

Список «недружественных стран» станет началом большого пути

Глава МИД РФ Сергей Лавров рассказал о критериях, по которым иностранные государства будут заносить в список «недружественных», и пообещал, что ждать его обнародования осталось недолго. При этом важно не столько то, кто именно попадет в этот перечень на первом этапе, а то, что он станет частью абсолютно новой практики, которой Москва прежде избегала, хотя ее активно использовали против нее самой.

«Недружественные страны» – это пока еще не совсем юридическое, но уже официальное понятие в России. Такая формулировка содержится в указе президента «О применении мер воздействия на недружественные действия иностранных государств», в рамках которого правительству необходимо «определить перечень недружественных иностранных государств».

«Мы не хотим огульно записывать в этот список любую страну, которая где-то скажет не так в отношении России. Мы будем, конечно же, основывать наши решения на глубоком анализе ситуации и на определении возможностей вести дело с этой страной иным образом. Если мы придем к выводу, что по-иному не получается, ну, я думаю, что этот список будет, конечно, периодически пополняться. Но это не «мертвая» бумага, она будет, естественно, пересматриваться по мере того, как будут развиваться наши отношения с соответствующим государством в будущем», – заявил глава МИД Лавров, комментируя критерии для попадания в перечень.

Пока более-менее уверенно можно говорить только о том, что в список попадут США. Это подтвердила официальный представитель МИД Мария Захарова, кроме того, сам по себе президентский указ стал реакцией на введение Вашингтоном очередного пакета санкций.

Ряд стран ЕС в знак поддержки этого шага выслали нескольких российских дипломатов. Все эти страны фигурируют в том варианте списка «недружественных», который опубликовала газета «Известия» со ссылкой на свои источники. Речь идет о Польше, республиках Прибалтики, а также о Чехии, которая сейчас находится на острие очередной информационной атаки Запада на Москву.

Также эта версия списка содержит Украину (куда без нее) и три англосаксонских государства – Великобританию, Австралию и Канаду. Разведки поданных Ее Величества входят с американскими коллегами в так называемый пятиглазый альянс и воспринимаются как филиалы ЦРУ. «Пятый глаз» – это Новая Зеландия, но мы мало следим за существованием друг друга.

Некоторых может удивить отсутствие в предполагаемом перечне Грузии, но оно объясняется просто: у нас нет дипломатических отношений с Тбилиси (что никем в России не воспринимается как проблема), следовательно, нет и дипломатического представительства – при необходимости связь между странами устанавливается через швейцарское посольство.

Ограничения, которые, в соответствии с президентским указом, накладываются на «недружественные государства», касаются только их посольств и консульств. А именно: им будет запрещено нанимать персонал из числа жителей России (то есть не только граждан, но и мигрантов), кроме как в порядке исключения – если договорятся об этом с правительством.

Это может показаться мелочью, но на практике речь идет об унизительном и неприятном ограничении. Если совсем упрощать, вчера ты занимался аналитической или лоббистской работой, а сегодня вынужден совмещать это с функциями системного администратора и шофера. Это ухудшает быт посольств и консульств, уменьшает их рабочий потенциал, лишает мозгов и рук, сокращает возможности разведки.

Есть и еще один эффект – чисто психологический. Само словосочетание «недружественная страна такая-то» прочно войдет как минимум в публицистику, возможно даже в разговорную речь, что не слишком приятно и позитивному внешнеполитическому имиджу не способствует.

Того же типа эффект угроза попасть в список будет иметь в жанре демонстративных жестов и реакций типа традиционной высылки дипломатов. Своеобразным психологическим рубежом, прохождение которого будет физически ощутимо как минимум на уровне посольств.

Но главное, пожалуй, не в этом, а в том, что речь идет об учреждении нового механизма противодействия внешнему влиянию, который в новейшей истории России еще не использовали. В числе иностранных держав выделяли союзников, но все остальные шли в общей группе «партнеров», какими бы ни были реальные отношения с ними – от очень теплых до предельно конфликтных.

В то же время у некоторых наших «партнеров» такая практика есть. И в большинстве случаев она прошла эволюцию по дальнейшему ужесточению мер для попавших в «особый» список. Обычно происходит так: создается новое понятие (иногда достаточно радикальное – «враждебное государство» или «страна – спонсор терроризма»), после чего внесение в список становится ощутимой вехой в двусторонних отношениях.

При необходимости иногда исполнительная власть, а иногда и законодательная нанизывают на этот стержень все новые и новые ограничения – от санкций разнообразной жесткости до спецтребований к гражданам при пересечении границы.

На Украине специально для России ввели понятие «государство-агрессор», после чего в разной степени были реализованы инициативы о том, что воспрещается «государствам-агрессорам» и что может грозить гражданам за сотрудничество с ними.

В российской практике ничего подобного не было, но теперь мы имеем дело с аналогом такого механизма, жесткость действия которого президент пока оставляет исключительно за собой – если все началось с указа, то и впоследствии, можно предположить, будет регулироваться указами. Пока не наступит необходимость закрепить понятие «недружественное государство» в виде федерального закона.

Другими словами, ограничения в найме сотрудников – это только начало. За этим могут последовать и другие, что сделает попадание в список еще более ощутимым. Иностранная практика показывает, что подобные «надстройки» возникают даже в тех случаях, если не предполагались в самом начале пути – при учреждении нового понятия для прежде формально равноправных «партнеров».

Впрочем, стремиться нужно не к этому, а к тому, чтобы когда-нибудь отношения между такими странами и Россией улучшились и их можно было бы из этого списка торжественно исключить, подгадав под это старт какой-нибудь общеполезной государственной программы.

Просто в силу того, что сотрудничать лучше, чем враждовать. Этого принципа во внешней политике России пока не пересматривали.

Ссылка на первоисточник
Кукушки: три женщины честно признались, почему отказались от опеки над своими...

Картина дня

наверх