Факты Дня

2 034 подписчика

Свежие комментарии

  • Владимир Пятицкий
    2000$ мало лучше 4000$Не рой яму: А вот...
  • абрам вербин
    Мирные люди и страны обязаны быть очень хорошо вооружёнными.Русские военные б...
  • Виктор Жаров
    "фактчекингом" - сначала прочитал как "факчекингом" и подумал, что ж вы там искали... "Русская правда" не осилила рус...Мария Захарова: к...

Европа хочет покупать российский газ за рубли

Строительство «Северного потока — 2» практически завершено, остались небольшие доработки. Уже в этом году по газопроводу, как ожидается, пройдут первые несколько миллиардов кубометров газа. На этом фоне остается вторая задача — добиться полного заполнения трубы.

Напомним: в конце августа стало известно, что по итогам очередной судебной тяжбы к трубопроводу все же должны применяться правила европейского газового рынка, когда 50 процентов мощности резервируются для прочих поставщиков газа.

Здесь, конечно, сразу появляется огромный пласт юридической работы: детали трактовок, возможности обойти эти нормы, чем «Газпром», вероятно, еще будет заниматься — о вероятности возникновения такой проблемы было известно еще до начала строительства.

Мы же оставим юридические вопросы в стороне. Ведь если Евросоюз захотел бы, то мог бы выдать исключение. Как оно предоставлено трансадриатическому газопроводу TAP (продолжение турецкого TANAP), который доставляет в Южную Европу десять миллиардов кубометров азербайджанского газа. Любопытно, что если для «Северного потока — 2» в принципе невозможно найти нероссийских поставщиков для заполнения оставшейся половины трубы, то в случае TAP и сам «Газпром» в теории с интересом мог бы претендовать на участие в использовании этого газопровода.

Мощность российских газопроводов в Турцию чуть выше, чем объем импорта этой страной российского газа. «Лишний» газ можно было бы пустить в TAP.

Второй важный момент. Как мы все помним, у «Северного потока — 1» также были постоянные проблемы с полной загрузкой. Но это было связано с ограничениями на прокачку уже по одному из двух сухопутных продолжений — газопроводу OPAL.

Потом острота проблемы спала — был достроен EUGAL, сухопутное продолжение уже для «Северного потока — 2» (в этом случае удалось добиться практически полной загрузки). И пока морской части «Северного потока — 2» еще не было, можно было пользоваться этой сухопутной трубой для доставки газа из «Северного потока — 1».

Сейчас же достраивается второй «поток», а значит, его сухопутное продолжение в случае полной загрузки морской части будет использоваться по своему первоначальному назначению.

Не будем утомлять читателя точными расчетами. Если подытожить, то, чтобы получить эффект от полной загрузки «Северного потока — 2», нужно решить и вопрос с OPAL.

И напротив, в случае сохранения обеих сложностей — отсутствие полного доступа к «Северному потоку — 2» и OPAL — эти две проблемы скомпенсируют друг друга, поэтому максимальные потери от ограничений составят 27,5 миллиарда (половина мощности «Северного потока — 2») из 110 миллиардов кубометров (суммарная мощность обоих «потоков»).

Пока же последнее судебное решение в процессе по OPAL сохраняет ограничение на прокачку из-за позиции Польши.

И здесь нельзя говорить, что действия Варшавы иррациональны. Тут имеет место прямой расчет, ведь при снятии ограничений транзит газа через саму Польшу может упасть.

Подсчитаем. В случае полной загрузки «своих», прямых газопроводов «Северный поток», «Северный поток — 2», «Турецкий поток», «Голубой поток» Россия может экспортировать в Европу (с учетом Турции) почти 160 миллиардов кубометров газа. Если быть абсолютно точным, мощности, предназначенные исключительно для Турции, немного избыточны, а значит, соответственно, мощности для Европы окажутся чуть меньше. Но принципиально это дела не меняет.

Другими словами, «Газпрому» в любом случае нужны дополнительные объемы экспорта (около 40 миллиардов кубометров при «базовом» экспорте в 200 миллиардов). И здесь появляется альтернатива между двумя маршрутами — через Польшу (мощность 36 миллиардов) или через Украину (40 миллиардов оплаченных, но можно и больше).

Транзит через Польшу (газопровод «Ямал — Европа») удобнее — он короче и дешевле. В том числе и потому, что до Польши газопровод проходит через Белоруссию, а белорусский участок принадлежит «Газпрому».

Именно поэтому основные «переживания» в долгосрочной перспективе связаны с судьбой украинского транзита. Но в течение ближайших трех лет у «Газпрома» есть закрепленные контрактом обязательства перед Украиной по прокачке 40 миллиардов кубометров газа в год. Соответственно, в случае полной загрузки новых магистралей на ближайшие три года пострадает именно польское направление.

Так или иначе, на эти «формально правильные, а по сути издевательские» меры по ограничению загрузки трубопроводов, в которых физически не может быть поставщиков, кроме российских, «Газпром» отвечает симметрично: поставляет газ в рамках контрактных обязательств, используя только минимальный объем транзита по украинскому направлению. Хотя на рынке очевидный дефицит топлива, отчего и рекордные цены в три раза выше «нормы». Интересно, что если до сентября «Газпром» транспортировал через Украину примерно 124 миллиона кубометров в сутки (что все же чуть больше обязательств «качай или плати»), то с сентября — в среднем 108 миллионов, ровно согласно гарантированному объему прокачки (соответствует 40 миллиардам в год).

Но что делать, если решить вопрос с полной загрузкой газопроводов не удастся? Быстрых решений здесь ждать не стоит, но на среднесрочную перспективу возможен и план Б.

Во-первых, допуск в трубу прочих российских производителей газа — в таком случае европейские правила будут выполнены. Напомним: в конце августа стало известно о просьбе «Роснефти» разрешить ей через соглашение с «Газпромом» экспортировать в Европу десять миллиардов кубометров в год.

Вопрос, насколько либерализация экспорта сетевого газа отвечает национальным интересам, — отдельный и сложный. А ответ зависит от массы деталей: объемы, сроки, текущая ситуация и прогнозы на европейском и глобальном рынке. И в любом случае российская монополия предпочитает пока самостоятельно экспортировать газ. Тем не менее, если говорить о проблеме в контексте полного заполнения экспортных трубопроводов, — это тоже вариант.

Наконец, существует еще один способ решения проблемы — смена точки сдачи-приемки газа с европейских пунктов на территорию России. В таком случае по трубе уже пойдет газ покупателей. Понятно, что для этого нужно проделать законодательную работу, переподписать часть контрактов, разобраться с условиями транспортировки.

Между тем определенный задел здесь уже есть. Напомним, что «Газпром» продает газ в том числе и на собственной электронной торговой платформе, но пока также с европейскими точками поставки. Изначально это была система аукционов, сейчас — уже с использованием механизмов, аналогичных полноценной биржевой торговле. По сути, медленно развивается собственный экспортный биржевой канал. Конечно, не хватает той ликвидности, которая есть на западных площадках. Но по большому счету цены ЭТП в любом случае будут коррелировать с ценами европейских хабов. А в будущем на основе электронной торговой платформы может появиться собственная экспортная газовая биржа и свой газовый хаб.

Тем более что в перспективе возможен еще один вариант — продажа газа за рубли.

«Газпром» еще в 2019 году сообщал о продаже газа за российскую валюту через ЭТП с поставкой в Германию. С тех пор информации о новых подобных сделках не было, однако это не означает, что их не будет в будущем.

К тому же плюсом тут является возможность превратить недостатки Третьего энергопакета в преимущество — решить проблему полной загрузки экспортных труб, одновременно создав собственный газовый хаб и газовую биржу. А в перспективе начать и регулярную продажу голубого топлива на экспорт за рубли.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх