Факты Дня

2 007 подписчиков

Свежие комментарии

  • Юдкевич Сергей
    Ну где же был ты, такой умный , в 90-х? С кем сотрудничал?Генерал Ивашов: Р...
  • Алексей
    Макар - талантище, Путин тоже друг украинского народа, а вот жалкий блогеришка-писака кто?Гибридное издеват...
  • Горьковчанин
    Так то оно так. Только нынешняя Россия, кроме громких заявлений ни на что не способна. Ни экономики, ни влияния. Поэ...Литва рискует пот...

Новая холодная война уже началась. Какой она будет

Новая холодная война уже началась. Какой она будет

Запад мир и Россия находятся в состоянии холодной войны, как во времена СССР.

Бывший президент России, зампред Совбеза Дмитрий Медведев в своей новой статье написал, что отношения России и США вернулись в состояние холодной войны. Конфликт между двумя странами, развивающийся во всех сферах, приводит к «перманентной нестабильности» в мире.

Это даже не злая ирония судьбы, а циничный исторический гротеск: тридцать лет назад мы все так неуемно радовались окончанию холодной войны, а сегодня, разумеется, без неуместного энтузиазма, констатируем: она снова идет. А может, и не кончалась? Просто формы ее на какое-то время стали, как выражаются медики, латентными.

Чтобы понять, почему сейчас нам снова приходится жить в условиях холодной войны, надо вернуться к той, старой, которая якобы осталась в прошлом. Прежде всего, ответить на вопрос, та война как окончилась - ничьей или победой одной из сторон?

Из нынешних общественных деятелей России точку зрения, что СССР не победили, а он сам «разоружился», последовательно отстаивает, например, Карен Шахназаров. Но есть и американские заметные политические персонажи, которые тоже так считают. Например, бывший посол США в Москве Джек Мэтлок-младший (как раз при нем был у нас и августовский «путч», и последовавший развал Союза).

Лет пятнадцать назад в беседе со мной, тогда собкором «Комсомолки» в Нью-Йорке, он, уже профессор университета, уверенно заявил: холодную войну Россия и США закончили совместно. Если бы кто-то из них не хотел ее завершения, то она и продолжалась бы. То есть победителей в ней нет. При этом Мэтлок добавил, что и советский коммунизм победили не американцы, а Михаил Горбачев. Ну и развал СССР, был уверен он, тоже не американских рук дело (действительно, вспомним, что это стало для президента Буша-старшего полной неожиданностью).

То есть, поначалу у нас была иллюзия, что мы с американцами еще одну «встречу на Эльбе» устроили - вместе укокошили ненавистную всем холодную войну с ее гонкой вооружений, еще одну совместную победу во благо общего светлого будущего сотворили.

Эти иллюзии и даже эйфорию сломали нам сами американцы. Придя в себя после феерических событий в уже бывшем СССР, они, объясняя, что «политического вакуума» не бывает, последовательно и деловито стали осваивать пространства, из которых мы чуть ли не с восторгом убежали. Случилось расширение НАТО на восток, и все наши «ну вы же обещали…» звучали просто жалко.

А потом свою «победу» в холодной войне американцы решили оформить уже должным образом. Закрепили это в политическом сознании, провели в необходимых доктринальных документах. При госсекретаре Клинтон госдеп, как известно, даже медальки отштамповал: «За победу в холодной войне». То есть статус «побежденных» за нами закрепили, а дальше, по всей логике, надо получать с «поверженного врага» репарации и контрибуции. Что и делалось, разумеется, под более красивой и хитроумной упаковкой. Но смысл один.

После первого киевского майдана в 2004 году, когда США и ведомый им Запад, отрывая от России Украину, уже обходился без куртуазности и каких-либо приличий, известный американский политолог и знаток России Стивен Коэн поставил российско-американским отношениям диагноз: «холодный мир».

Но и он продержался недолго. Речь Путина на конференции по безопасности в Мюнхене в 2007 году, в которой он четко объяснил, что у России есть свои интересы и она будет их отстаивать всеми имеющимися средствами, поначалу просто шокировала западников: что это продувшая холодную войну Москва из себя корчит? Но это был первый недвусмысленный сигнал с нашей стороны, что мы себя проигравшими не считаем.

Дальше ключевые международные события тем, кому они интересны, хорошо известны. Госпереворот на Украине и воссоединение с Крымом - это уже начало самой настоящей новой-старой холодной войны. Нынешние слова Медведева просто фиксируют реальное положение дел. Правда, и до этого было немало высказываний о ведущихся между Россией и США войнами - информационной, дипломатической, в киберпространстве… Даже формулировка устоялась: гибридная война. Но эта формулировка скорее об инструментарии, формах и методах. А суть лучше всего понятна, если называть ее, по давней привычке, холодной.

Нравится кому-то или нет, но у России с Западом принципиальные расхождения с далеких времен.

И как правило, не мы начинали первыми. В документальном фильме митрополита Тихона «Гибель империи. Российский урок» нам напомнили ставшую когда-то крылатой фразу британского лорда Пальмерстона, сказанную еще в середине XIX века: «Как тяжело жить, когда с Россией никто не воюет». А Гитлер в беседе с польским министром иностранных дел в 1939 году заявил: «Россия, будь она царская или большевистская, одинаково опасна для Германии».

А вот слова бывшего посла США в России и нынешнего директора ЦРУ Уильяма Бернса: «Россия слишком велика, слишком горда и слишком стесняется собственной истории, чтобы точно вписаться в «единую и свободную Европу». Ни мы, ни европейцы на самом деле никогда не считали Россию «одной из нас». И еще: «Рано или поздно должен был наступить момент, когда Россия стала бы достаточно сильной, чтобы отказаться от роли младшего партнера… Этот момент настал раньше, чем ожидал кто-либо из нас».

То есть холодная война с Россией ведется Западом. А нам, если мы не хотим быть побежденными, приходится отвечать.

Евгений УМЕРЕНКОВ



Ссылка на первоисточник
7 мрачных фото женской израильской тюрьмы «Неве-Тирца»

Картина дня

наверх