Факты Дня

2 033 подписчика

Свежие комментарии

  • Владимир Пятицкий
    2000$ мало лучше 4000$Не рой яму: А вот...
  • абрам вербин
    Мирные люди и страны обязаны быть очень хорошо вооружёнными.Русские военные б...
  • Виктор Жаров
    "фактчекингом" - сначала прочитал как "факчекингом" и подумал, что ж вы там искали... "Русская правда" не осилила рус...Мария Захарова: к...

Интервью с украинским разведчиком о подноготной СБУ: провал контрразведки Украины

Интервью с украинским разведчиком о подноготной СБУ: провал контрразведки Украины

Когда выяснилось, что офицер антитеррористического центра СБУ, работавший в штабе АТО и центральном аппарате украинских спецслужб, с 2014 года сотрудничал с российской разведкой, для спецслужб Украины это было шоком.

«Ридус» побеседовал с Василием Прозоровым о скрытых моментах войны в Донбассе, о закулисных процессах в украинских спецслужбах. Этот человек видел изнутри, как СБУ с 2014 года становилась для инакомыслящих аналогом гестапо.

«Ридус»: Весной — летом 2014 года историк Лев Вершинин в своем блоге часто цитировал сообщения человека, который, якобы работая наверху, в некой силовой структуре, делился из Киева секретными инсайдами. Как полагаете, этот разведчик действительно существовал? Тогда зачем нужно было так подставляться? Ведь публикация секретной информации сужала круг подозреваемых — этого человека легче было бы вычислить. Что об этом думаете применительно к собственной ситуации?

Василий Прозоров: Я начал работать с российскими спецслужбами где-то с конца апреля 2014 года. В тот момент упор делался больше на информацию не стратегического, а тактического уровня, потому что шли активные боевые столкновения. И где-то до момента, когда отгремели события в Дебальцево, вся информация главным образом касалась непосредственно боевых действий, непосредственно активных мероприятий, действий украинских спецслужб, силовых структур.

В дальнейшем, конечно, мне удавалось добывать информацию стратегического уровня. Но честно скажу о себе: весной и летом 2014 года вряд ли это было возможно.

Был ли такой человек? Всё можно допустить. Вы же прекрасно понимаете: пророссийские настроения, особенно летом 2014 года, на Украине были очень сильны, во всех слоях общества.

Василий Прозоров: Кто вынужден был уехать, кто подвергся репрессиям, кто, скажем так, не изменил своим взглядам, но просто затаился, спрятался, прекратил активно обсуждать какие-то вопросы в соцсетях. Ведь если сравнить, как люди обсуждали события в Крыму, в Донбассе в мае 2014 года и как это происходило, скажем, уже в мае 2017-го, — это небо и земля.

Тут надо отдать должное украинским спецслужбам: хоть и незаконно, но они достаточно эффективно взяли под контроль пророссийские настроения.

Я приведу простой пример. Вот, по данным Генпрокуратуры Украины, с апреля 2014 года и до недавнего времени было зарегистрировано около 15 тысяч уголовных производств по статьям, связанным с терроризмом. Это 258-я статья, все части. Из 15 тысяч за это время направили в суд примерно 1400, то есть меньше десяти процентов. А решение принято где-то по 600 производствам. То есть меньше пяти процентов.

«Ридус»: Это, скорее всего, те случаи, когда люди просто добровольно шли на сделку со следствием, чтоб только от них отстали…

Василий Прозоров: Да, здесь вы правы. Но были такие случаи, когда судьи оправдывали людей, особенно начиная с 2017 года. Потому что доказательная база во многих делах не то что слабая, а, можно сказать, никакая. Беда только в том, что эти люди, по которым открывалось уголовное производство, все подвергались аресту. То есть мера пресечения для них избиралась одна — содержание под стражей. И, соответственно, человек мог просидеть три-четыре года в СИЗО. Потом его оправдают, или, скажем, он получит три года условно. Но несколько лет жизни он отдал тюрьме, подорвал здоровье, психику. Всё это ударило по его семье, материальному благополучию. То есть СБУ обращалась с людьми не по закону, но это была очень эффективная мера воздействия на общество.

Василий Прозоров: Да они и сейчас ничем не гнушаются. Наверное, и вы прекрасно знаете такие случаи, когда людей задерживали «по беспределу», подбрасывали гранату или другие боеприпасы.

Василий Прозоров: Но это всё равно для СБУ вышло боком. Потому что классическая контрразведка — это интеллектуальное, творческое занятие. А когда оперативник не продумывает какие-то оперативные комбинации, а просто засовывает человеку в карман гранату, а потом пытками выбивает нужное признание, это ведет к деградации спецслужбы, к падению уровня профессионализма. СБУ эта чаша не минула. Это ударило по тем людям, которым поломали судьбы. Ведь это трагедии пострадавших от такого беспредела граждан Украины. Но и подобное падение уровня профессионализма рано или поздно скажется на эффективности спецслужбы, ударит по ней.

«Ридус»: Расскажите о специфике работы разведчика, о мотивациях и результатах. Чего здесь больше? Разведчик работает, чтоб читать собственную инфу в публикациях топовых блогеров, говорящих голов? Или она методично собирается, анализируется, происходят невидимые глазу процессы, и смысл работы в другом? Например, чтоб эта информация могла быть применена на более высоком уровне, для каких-то спецопераций и тому подобного.



Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх