На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Факты Дня

2 274 подписчика

Свежие комментарии

  • Вячеслав
    Хорошая статья...  Вот теперь, такую же про наше Министерство обороны, пожалуйста!..Эротичный «эскорт...
  • Бендер Задунайский
    Ближе к очку зелебобика колоть надо было . Вынул и член об бороду вытер .Эротичный «эскорт...
  • Olga Chuhutina
    Турции  не стоило так поступать с  храмом Святой  Софьи КонстантинопрольскойПредначертание св...

Как в России готовят операторов боевых беспилотников

Отечественный ВПК наладит крупномасштабный выпуск БПЛА различных типов, заявили в Совбезе России. Одновременно Минобороны заявляет об особом значении массовой подготовки операторов боевых дронов. Где и как можно овладеть этой профессией, какие требования предъявляются к ее обладателям и почему операторы БПЛА настолько важны для армии?

Использование беспилотников в зоне проведения спецоперации на Украине – насущная необходимость. Они доказали свою эффективность, поэтому России предстоит наладить крупномасштабный выпуск БПЛА различных типов. Такое заявление сделал в пятницу зампред Совбеза Дмитрий Медведев, посетив предприятие по производству беспилотников «Орлан». По его словам, в «Специальном технологическом центре» в Петербурге прошла контрольная проверка поставок этой модели в рамках гособоронзаказа – с участием федеральных ведомств, в том числе и правоохранительных.

В конце сентября в Минобороны признали, что многие отечественные БПЛА не удовлетворяют требованиям ведомства. Стоит отметить, что сейчас у ведомства заключен контракт на поставку «Орлан-10» и «Орлан-30», с АО «Кронштадт» у ведомства подписан договор на изготовление и поставку другой модели – беспилотника «Иноходец», а с АО «Эникс» – контракт по БПЛА «Элерон-3».

Также накануне силовики в Донбассе пообещали организовать собственное производство коптеров, сообщил командир группы обучения операторов БПЛА 9-го полка Народной милиции (НМ) ДНР с позывным Тарик. «У противника коптеров огромное количество, причем они, как и у нас, китайские… Но уже встречаем много самоделок – на днях сбивали (такой аппарат) кустарного, но неплохого качества. Пытаемся сейчас наладить и у себя такое производство… Есть перспективы и обогнать противника в этом плане», – сказал он РИА «Новости».

Кроме того, в полку приступили к обучению по воинской специальности «оператор беспилотного летательного аппарата». «Гражданские полеты беспилотников очень отличаются от полетов на передовой – это и обстрелы, и дронобойные ружья. Все эти моменты нужно учитывать, взять ту же маскировку», – пояснил Тарик.

Об особенностях боев с применением коптеров в минувшие выходные на портале «Тупичок Гоблина» рассказывал и другой командир – с позывным Белорус, который руководит подразделением БПЛА 100-й гвардейской отдельной мотострелковой бригады НМ ДНР.

По словам Белоруса, в армии республики до сих пор использовали не военные, а обычные «покупные» дроны, а также восстановленные трофейные. Вопреки распространенному мнению, он считает лучшими не китайские модели, вроде популярной DJI, а отечественный Supercam SX350. «Это беспилотник, который использует МЧС. Он себя показал даже лучше, чем военные, – подчеркнул командир. – Такого типа, такого образца летает в два раза дольше, управляемость отличная, камера отличная, даже не с чем сравнивать».

Коптеры, как и боеприпасы, в любом случае на фронте регулярно расходуются, добавляет Белорус. «Противник также не дремлет. Я потерял вот один две недели назад. Я не успел набрать высоту. Заходил на посадку. Они нашли коптер по GPS, заглушили связь. И коптер ушел вбок, врезался в бетонное здание и просто разлетелся в щепки. Это было в луганском поселке Нырково», – вспоминает ополченец. Другой раз коптер он потерял в ходе одного из боев у границ ЛНР.

«По моей стартовой позиции начал работать, по-моему, танк. Пришлось уходить в укрытие, отползать. Связь прервалась

и коптер благополучно сел – где-то у противника в тылу. Такое бывает. Никуда не деться», – усмехнулся командир.

Белорус при этом посетовал, что ему сложно охотиться за своими «коллегами» на другой стороне – за «коптерщиками» ВСУ: «К сожалению, у нас нет прибора, который вычисляет точку взлета украинских БПЛА, а у противника такие приборы нередко есть – такие базовые станции, переносные. В каких-то «богатых» наших подразделениях, может, тоже есть, но вот мы очень страдаем».

Единственный способ, по его словам, – постараться заметить, в какую сторону улетел обратно украинский коптер, и теоретически представить себе, где в том районе удобнее стоять с пультом. «Это можно прикинуть: здесь я бы не встал, а вот здесь – возможно. И начинаем эту точку обрабатывать кассетным боеприпасом», – пояснил командир.

Тем временем на фоне частичной мобилизации российское командование уделяет особое внимание подготовке операторов дронов. Об этом сообщил накануне замминистра обороны Юнус-Бек Евкуров, проверяя подготовку мобилизованных на полигонах Центрального округа. «Важную роль в решении боевых задач специальной военной операции играют беспилотные летательные аппараты, что придает подготовке операторов БПЛА особый статус», – цитирует ТАСС военачальника.

Что касается государственного обучения, то операторов БПЛА готовят на базе Рязанского высшего воздушно-десантного командного училища. Курсанты учатся пять лет и после выпуска должны получать офицерские погоны. Кроме того, аналогичное обучение курсантов организовано в воронежской Военно-воздушной академии имени Жуковского и Гагарина, сообщают «Известия».

«Обучающиеся на факультете беспилотной авиации – это эрудированные курсанты, обладающие твердыми знаниями в области геоматики, радиоэлектроники, дистанционного зондирования Земли, эксплуатации роботизированных комплексов воздушного базирования и цифровой обработки информации», – говорится на сайте академии. Также на операторов БПЛА учат в Российском университете спецназа, расположенном в Чечне, и ряде гражданских вузов страны.

Частные организации тоже организуют соответствующий экспресс-курс для мобилизованных или резервистов.

«Никаких особых требований к операторам нет: если человек способен пользоваться смартфоном, то его можно научить управлять беспилотником в боевых условиях. По сути, беспилотник летает сам, главное – ему не мешать. Мы учим всех – от рядовых до майоров.

Что из себя представляет аппарат для управления БПЛА? Это пульт с двумя стиками (ручками), к которому прикреплен смартфон», – поясняет руководитель Координационного центра помощи Новороссии Александр Любимов. «Уже за два дня человека можно научить только поднимать БПЛА в воздух, еще через пару дней он научится выполнять боевые задачи. Мы учим в очень плотном режиме в малых группах», – сказал он.

Собеседник также добавил, что гражданские вузы не учат именно боевому применению БПЛА. «Мы же привлекаем людей, которые сейчас применяют дроны непосредственно на фронте», – пояснил он.

«Стандартный срок обучения операторов беспилотных систем легкого класса самолетного типа, работающих на ближней, малой и средней дистанциях, может составлять порядка пары месяцев. Для более тяжелых БПЛА аэродромного базирования срок может быть вдвое выше. И наоборот – мультироторные мини-беспилотники – те, что умещаются в рюкзаке, – можно освоить за пару недель», – пояснил главный редактор издания «Беспилотная авиация» Денис Федутинов.

Что касается мобилизованных, уточнил он, то пока нельзя говорить про устоявшиеся нормативы обучения в силу того, что мультикоптеры долгое время находились вне сферы интересов Минобороны. «Эти сроки – не догма еще и потому, что определенные нюансы применения дронов могут оказывать влияние на само время обучения. Например, если используется специфическая аппаратура, выходящая за пределы штатного набора. Наконец, и условия спецоперации также могут корректировать требования к обучению», – сказал он газете ВЗГЛЯД.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх