Факты Дня

1 866 подписчиков

Свежие комментарии

  • виктор Сидоров
    Пусть "Бацька" работает, заслужил!!!Лукашенко готовит...
  • Максим Пипотя
    Не выглядит привлекательной.... Потому что нет нужной рекламы.....Народ или бояре? ...
  • Andrew Matseevsky
    Россия не выглядит привлекательной для окружающих (я не беру всяких туркменов и прираненных к ним узбеков). В этом пр...Народ или бояре? ...

«Мы в плен никого не берём. Дальше — всё. Нам отступать некуда». Лукашенко объявил войну протестующим

«Мы в плен никого не берём. Дальше — всё. Нам отступать некуда». Лукашенко объявил войну протестующим

Президент Белоруссии объявил войну части собственного народа. На совещании с генералитетом он заявил о том, что протестующие переступили красные линии (правда, не обозначил, какие именно), и приказал оставлять их без рук (в прямом смысле слова), если они прикоснутся к военнослужащим. Но защищая силовиков — опору своего режима — Лукашенко теряет страну.

«Мы терпели. Я сразу обозначил: есть красные линии. И не дай бог кто-то их переступит. Они их переступили по многим направлениям, я об этом говорил. Поэтому те, кто сегодня выходит на железную дорогу, те, кто вешает фашистские знамёна на линии электропередачи, словом, те, кто сегодня пытается разрушить, дестабилизировать инфраструктуру государства, должны знать: с сегодняшнего дня, особенно в квартирах граждан, куда они прячутся, мы в плен никого не берём. Если кто-то прикоснётся к военнослужащему (я уже замечание делал генералам), он должен уйти оттуда как минимум без рук. Я говорю это публично, чтобы все понимали нашу дальнейшую решительность. Дальше — всё. Нам отступать некуда, и мы отступать не собираемся. Кто готов, будем действовать», — заявил он сегодня силовикам страны.

По сути, Лукашенко объявил протесту войну и де-факто перевёл Беларусь на военное положение.

29 октября с поста министра МВД в экстренном порядке был снят Юрий Караев. В экстренном, потому что ещё накануне Караев выступал на местном телевидении, рассказывая о том, как протестующие готовятся стрелять по милиционерам из «боевых рогаток», а также намереваются нападать на одиноких стражей порядка и отбирать у них табельное оружие с формой. Это было вечером 28 октября, а уже утром 29-го Караев отправился в Гродненскую область, где на правах помощника Лукашенко будет курировать гражданскую администрацию.

Аналогичная участь постигла госсекретаря совета безопасности Валерия Вакульчика. Со вчерашнего дня он сослан курировать гражданский аппарат в Брестскую область.

Заместитель Караева Александр Барсуков будет курировать Минск.

Все эти чиновники, если смотреть с точки зрения аппаратных игр, невероятно понизились в должностях, пополнив ряд, казалось бы, второстепенных исполнителей, не влияющих в государственном масштабе ни на что. Помощник президента — звучит внушительно, но по факту — это ссылка перед почётной пенсией. Однако всё это действует только в мирное время. А сейчас в Белоруссии война, о которой сегодня прямо заявил президент.

В настоящий момент власть Лукашенко опирается на четырёх китов: силовиков (самый главный «кит»), властную вертикаль, гражданские администрации на местах, и Кремль, который он постоянно пытается «кинуть». Самым слабым является властная вертикаль. Чиновники по самой своей природе готовы служить любому правителю, лишь бы только остаться на своих местах. Это ни хорошо, это ни плохо, это — факт. Поэтому, если ситуация резко поменяется, чиновники будут последними, кто грудью встанет на защиту Александра Григорьевича и его семьи. И он это прекрасно понимает. Ситуация выходит из-под контроля, и «ненадёжный элемент» в лице местных бюрократов нужно подпереть преданными силовиками, тем более, что Минск, Гродненская и Брестская области — регионы с самым высоким уровнем протестной активности.

И опасаться Лукашенко есть чего. Так, например, один из его бывших помощников дал интервью оппозиционному порталу TUT.by, в котором раскритиковал власть, подавляющую протесты народа.

«Мне грустно видеть всё то, что происходит сегодня в Белоруссии. Я не приемлю насилие, с чьей бы стороны оно ни исходило. Может, не обладаю всей информацией, но те кадры, что видел в интернете, у меня в голове не укладываются. Например, возьмём известный эпизод, когда байкер лежит, а омоновец лупит его дубинкой, как будто дрова колет. Другой случай — 20 силовиков, выстроившись в ряд, начинают оскорблять, бить дубинками и ногами людей, которые выходят из автозака. Я не понимаю, в чём смысл такого жестокого отношения к человеку, для чего это делать. Ведь это не убийцы, не террористы, не наркоманы. Это наши граждане. Поэтому я осуждаю непропорциональное применение силы. Если государство доверило тебе этот инструмент, то должен руководствоваться законодательством, которое регулирует применение спецсредств и оружия. Но если допустить, что у нас наступил правовой нигилизм, то последствия будут печальные», — заявил Виктор Кучинский, экс-помощник президента по особым поручениям, директор Департамента по гуманитарной деятельности при президенте Белоруссии, депутат Верховного Совета 12-го и 13-го созывов, Палаты представителей первого, второго и третьего созывов.

А что если так, как бюрократ с 20-летним стажем Кучинский, думают многие другие чиновники? Вот то-то и оно, именно потому на «усиление» некрепкой гражданской вертикали были брошены доверенные силовики.

Протесты, тем временем, не утихают. По распоряжению Лукашенко, все те, кто поддержал забастовку, объявленную Светланой Тихановской, увольняются и изгоняются. Так, из вузов изгнаны студенты, выходившие на марши протеста 26 октября, и устраивавшие забастовки в альма-матер, изгнаны и преподаватели, в том числе, преподаватель итальянского в лингвистическом университете Наталья Дулина, которая поддержала студентов и призвала к забастовке своих коллег. Сегодня стало известно, что её не только уволили, но и задержали.

К протестам студентов и вузовских преподавателей присоединились школьники и учителя. Самый показательный школьный конфликт — одна из лучших минских гимназий № 50. Десяток учителей записали обращение. «За долгие годы школу превратили в удобный инструмент для обслуживания власти. На протяжении многих лет последовательно дискредитировалось положение и статус учителя. И сегодня мы обращаемся к учителям, родителям, к своим бывшим ученикам. Мы обращаемся ко всему белорусскому обществу, и мы имеем на это право, потому что мы вместе воспитали достойное молодое поколение», — говорят люди с открытыми лицами, с именами, фамилиями, должностями.

Аналогичные заявления записывают врачи, артисты театров, учёные. Их также увольняют, но уволенных поддерживают их коллеги. Так, например, сегодня изгнанных студентов БГУИР пришли поддержать другие студенты (пока не изгнанные).

«Мы в плен никого не берём. Дальше — всё. Нам отступать некуда». Лукашенко объявил войну протестующим

«Мы в плен никого не берём. Дальше — всё. Нам отступать некуда». Лукашенко объявил войну протестующим

«Мы в плен никого не берём. Дальше — всё. Нам отступать некуда». Лукашенко объявил войну протестующим

Проверяющие органы закрывают бастовавшие 26 октября кофейни, салоны красоты и фитнес-залы. В них находят «нарушение санитарных норм», некоторых закрыли сразу на три месяца. Митингующие поддерживают предпринимателей, скупая у них товар и оплачивая услуги на месяцы вперёд — так зарождается народная солидарность.

Обольщаться малочисленностью протестов не стоит, количество здесь не так важно. Пусть малочисленные, но длительные и не стихающие протесты, выводят власть сильнее, чем один большой, но единоразовый митинг. Это как вирус, который постепенно разрушает весь организм — пусть и не так очевидно, как один сильный удар, моментально сбивающий с ног.

Ситуация «lose-lose», о которой не раз писал «Антифашист» меняется. Лукашенко дрогнул, де-факто переходя к введению военного положения в стране. Это говорит о слабости и невозможности разрулить ситуацию иными, более приемлемыми, путями. Впереди выборы президента США, от которых в немалой степени зависит то, как будет развиваться ситуация в Белоруссии дальше. В любом случае, хороших путей для Александра Лукашенко остаётся всё меньше — приходится выбирать между плохими и очень плохими. Война с собственным народом — один из самых плохих путей.

Светлана Сафонова



Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх