Факты Дня

1 862 подписчика

Свежие комментарии

  • Василиса Чудесная
    Статья дает весь расклад по правительству байдена!Белый дом захваты...
  • Inna Kuznetsov
    Редкий умница и порядочный человек.Глазьев: Запад по...
  • Иван Иванов
    Просто удивительная позиция прибалтов: вести много лет оголтелую русофобскую политику и делать вид, что это не мешает...Начало доходить: ...

Три антиутопии – три модели уничтожения homo sapiens

Антиутопия – новый жанр в мировой литературе. Впрочем, антиутопии лишь условно можно относить к художественной литературе. С моей точки зрения, это, скорее, планы и сценарии будущего, облеченные в художественную форму. Планы и сценарии, разрабатываемые мировой элитой и нацеленные на установление нового мирового порядка. А новый мировой порядок – это, прежде всего, абсолютная и вечная власть элиты над остальным человечеством.

Еще в древнем мире были цари, императоры, диктаторы, которые пытались стать владыками всего мира. Но каждый раз их планы срывались. Вот, например, знаменитый полководец Александр Македонский (Александр Великий), живший в IV веке до Р.Х. За короткое время завоевал полмира, был уверен, что в кратчайшие сроки завоюет вторую половину мира. Однако неожиданно скончался в возрасте 32 лет. А его обширная империя чуть ли не в течение года рассыпалась как карточный домик. Примерно в такой же эйфории пребывали в свое время император Траян в начале II века (при котором Римская империя достигла своих максимальных размеров), Карл Великий в начале IX века, Наполеон Бонапарт в начале XIX века. Однако выдающиеся вожди умирали, а их обширные владения приходили в запустение и рассыпались на отдельные куски.

Начиная с XVIII века в Европе появляется ряд тайных обществ (масонские ложи разных толков, иллюминаты, розенкрейцеры и др.), в которых главным пунктом повестки дня стал вопрос власти. Масоны и прочие иллюминаты смыкаются с «денежными мешками» (Ротшильдами и прочими ростовщиками, банкирами и иными капиталистами) для того, чтобы установить власть над миром. Постепенно приходит понимание того, что для завоевания власти и ее сохранения на вечные времена одной силы мало, нужно заняться переделкой человека как объекта власти.

Мировая власть тех, кого сегодня принято называть «мировой закулисой», «комитетом трехсот», «хозяевами денег», «мировыми заговорщиками», возможна лишь при условии создания «нового человека». Иначе, мечтающие об абсолютной и вечной власти будут наступать на те же «грабли», на которые наступали на протяжении тысячелетий их предшественники. На решение этой задачи бросаются гигантские деньги, с помощью которых покупаются средства массовой информации, политики, ученые, медики, руководители учреждений образования и культуры и т.д. Большая часть планов по переделке человека имеют гриф «совершенно секретно». Но кое-что все-таки становится известным широкой публике.

Во-первых, это откровенные заявления отдельных «диссидентов», которые по тем или иным причинам покинули узкий круг «мировых заговорщиков». Кое-что можно узнать от «диссидентов», которые не входят в круг «мировых заговорщиков», но в свое время занимались их обслуживанием. Например, бывший сотрудник американских спецслужб Эдвард Сноуден. Все это можно назвать «незапланированными утечками информации».

Во-вторых, различные толстые документы, которые мало кто читает. А если и читает, то далеко не всегда понимает тот «эзотерический» язык, на котором они написаны. Они не засекречены, они лежат на самом видном месте (некоторые даже в интернете), но многие, занимаясь поиском сенсаций и «секретов», проходят мимо. Примером таких открытых источников являются доклады Римского клуба. Впрочем, далеко не все даже догадываются, что Римский клуб – одних из важнейших легальных институтов «комитета трехсот» («хозяев денег»).

В-третьих, те самые романы-антиутопии, с которых я начал разговор. Конечно, далеко не все романы, а лишь некоторые. Которые принадлежат перу авторов, обладавших большой интуицией, острой наблюдательностью, широким кругозором. И нередко плюс к этому имевших доступ к секретной информации или общавшихся с носителями секретной информации, в том числе представителями мировой закулисы.

«Классикой» жанра антиутопии считаются романы «Мы» (1920 г.) Евгения Замятина (собственно этот роман и положил начало данному жанру), «О дивный новый мир» (1932 г.) английского писателя Олдоса Хаксли и «1984» (1948 г.) английского писателя Джорджа Оруэлла. В чем-то эти романы похожи друг на друга, дополняют друг друга, а в чем-то очень сильно отличаются. По сути, в них изложено три модели будущего общества. Причем такие, которые, с точки зрения обычного читателя, являются пугающими и даже ужасными. Почему они и называются антиутопиями. Но эти модели – отнюдь не плод свободной фантазии художника, они отражают планы мировой закулисы. Вероятно, эта закулиса неоднородна, поэтому и появляется несколько вариантов «цивилизованного» будущего. Текущая ситуация в мире может меняться, и мировая закулиса также может корректировать свои планы, переходя от одной модели к другой.

Итак, в трех упомянутых антиутопиях мы видим три варианта переделки человека. Сначала дам короткое описание этих вариантов.

В романе «Мы» Замятина – операция на мозге, сходная с лоботомией.

В «Дивном Новом Мире» Хаксли – искусственная биологическая селекция и наркотики.

В романе «1984» Оруэлла – выработка «правильного» сознания с помощью страха и пыток.

Во всех трех романах упомянутые «базовые» методы создания «правильного человека» дополняются различными средствами «промывки» мозгов – на этапе обучения и воспитания, а затем на рабочем месте и в целом по жизни по гробовой доски. Для этой промывки (зомбирования) активно используются различные СМИ, дешевая культура (поп-культура), примитивные развлечения и т.п. В романе «Дивный новый мир» в детях вырабатывают набор полезных позитивных и негативных рефлексов на основе методов Павлова (тех самых, которые академик применял к собакам) – с помощью шоколадок и электрического шока. В романе «1984» эффективным средством зомбирования являются телекраны – плоские мониторы-телевизоры, развешанные повсеместно и на протяжении 24 часов суток долбящих мозг людей различными новостями и партийной пропагандой.

Ни в одной из трех моделей нет уже института брака и семьи. В романе «Мы» сексуальные отношения между мужчинами и женщинами свободны, но регулируются. Цель регулирования – не допустить слишком длительных и устойчивых отношений между двумя людьми, это опасно, чревато созданием «подпольной» семьи и несанкционированным рождением ребенка. В романе «Дивный новый мир» – полная свобода любви, но опять же – строжайший запрет на рождение ребенка в утробе матери. Только на заводском конвейере! В «1984» сексуальные отношения между мужчиной и женщиной среди партийцев вообще запрещены (для пролетариев никакой регламентации нет). Партия и Старший Брат считают, что сексуальные отношения означают напрасную трату энергии, которую следует сосредоточивать на решении поставленной партией задач. К любви между мужчиной и женщиной В Министерстве Любви относятся с большим подозрением, это уже признак измены Старшему Брату. В романе «1984» партийцам дозволено (и даже приказано) любить только Старшего Брата!

Рождение детей строго регламентируется, при этом как по количеству, так и качеству. Под количеством я имею в виду наличие четких плановых показателей численности населения («научное» мальтузианство). Под качеством – определение того, какие дети представляют «продукт» первого сорта, какие – второго, а какие – вообще рассматриваются как недопустимый брак (и соответственно ликвидируются). Правда, в романе «Мы» все люди одного сорта, а вот в «Дивном новом мире» – пять сортов (каст). В романе «1984» – три (высшие чиновники партии, рядовые партийцы и пролетарии). Власть следит за соблюдением пропорций между численностью людей разных сортов. Зомбирование также является дифференцированным. Так, в романе «1984» пролетариям разрешается многое. Потому, что они уже полностью выродились, лишились остатков интеллекта, а их поведение полностью построены на рефлексах, которые легко угадываются: «Каких взглядов придерживаются массы и каких не придерживаются – безразлично. Им можно предоставить интеллектуальную свободу, потому что интеллекта у них нет».

Примечательно, что в романах «Мы» и «1984» власть дополняет свою деятельность по созданию «правильного» человека средствами силовыми. Полной гарантии того, что человек будет лояльным власти и соответствовать антропологическим стандартам «нового мира» нет. В романе «Мы» контролем над поведением людей занимается Бюро Охранителей (полиция и спецслужбы). В романе «1984» – Министерство Любви (также полиция и спецслужбы).

Что касается «Дивного нового мира» О. Хаксли, то там мы не видим никакого репрессивного аппарата государства. Это общество, где власть опирается исключительно на «мягкую силу». Человек там уже не рождается в утробе матери. Он – продукт фабричного, конвейерного производства. Он создается в бутыли, куда помещают человеческие эмбрионы. Сами эмбрионы создаются путем вне-утробного оплодотворения яйцеклеток с учетом генетики. Генетика в Мировом Государстве Хаксли находится на высочайшем уровне. Она, во-первых, позволяет делить человечество на разные группы с учетом различий в генетическом коде. Происходит сортировка человечества, определяются высшие и низшие типы. Во-вторых, она позволяет создавать таких людей, которых в природе нет. Особенно это касается высших типов, которым уготовано быть у руля власти, а также руководить таким ответственным делом, как производство человека. Высший тип называется альфы.

В «дивном новом мире» Хаксли имеется пять сортов (каст) людей. Этот мир состоит не только из альф, но также каст более низких, призванных обслуживать альф (беты, гаммы, дельты, эпсилоны). Конечно, даже в романе Хаксли, где налажено конвейерное производство людей на основе достижений генной инженерии, нет полной гарантии, что человек в дальнейшем будет безотказно функционировать как машина. Но для этого изобрели такую палочку-выручалочку, как «сома» – наркотик, корректирующий поведение человека. Чаще всего сам человек добровольно прибегает к такой корректировке. А с отдельными экземплярами «диссидентов», не желающих вписываться в стандарты «дивного нового мира» власть поступает очень «гуманно» – их отправляют в дальние территории, своеобразную ссылку. Никаких пыток или убийств (как в романе «1984») или публичных казней (как в романе «Мы»). Казалось бы, очень гуманная модель будущего. Но это только на первый взгляд.

Ведь для того, чтобы достичь такой идиллии «гармоничных» отношений между властью и народом в романе «Дивный новый мир» этот самый народ надо было фактически уничтожить. За кадром романа (события которого происходят в 26 веке) осталась ужасная революция, которая уничтожила старого человека, заменила его новым, человекоподобным существом. Вот в романе «Мы» события происходят через 12 веков после написания романа. Из него мы узнаем, что «цивилизованному» обществу предшествовала великая двухсотлетняя война, которая привела к уничтожению большей части населения Земли и положила конец «варварству», продолжавшемуся до ХХ века.

Автор антиутопии О. Хаксли, судя по всему, очень позитивно относился к тому общественному порядку, который он изобразил в «Дивном новом мире». Некоторые исследователи его творчества даже полагают, что для писателя, который был искренним противником тоталитаризма, это была утопия, а не антиутопия. Но что-то О. Хаксли все-таки мучало. Подозреваю, что его мучала именно недосказанность: а как же люди оказались в «дивном новом мире» 26 века?

А оказаться в нем они могли только в результате предшествующего жесткого насилия над человечеством. Во-первых, надо было уничтожить институт брака и семьи. А ведь даже сегодня, в XXI веке подавляющая часть человечества достаточно «консервативна» и не готова к таким новациям. Во-вторых, надо отказаться от обычного деторождения и перейти на фабрично-конвейерное производство человека с использование новейших достижений генной инженерии (фактически евгеники). В-третьих, сделать общество жестко кастовым, перечеркнув воспитывавшиеся в сознании людей с времен французской буржуазной революции наивные представления о «свободе, равенстве и братстве». В-четвертых, насадить в рамках каждой касты полную одинаковость, превратив членов касты в настоящих «клонов» (тут опять же на помощь должна прийти генная инженерия, биотехнологии и прочие достижения современной евгеники). В-пятых, предложить людям очень «выгодную» сделку: отдать власти свою свободу в обмен на комфорт, удовольствия, гарантированный хлеб, свободу грешить и т.п.

О. Хаксли прекрасно понимал, что быстро, революционным наскоком подобные преобразования в обществе не совершить. У англичанина получалась в чистом виде недостижимая утопия. Да к тому же попасть в эту утопию можно только через жестокое насилие над человеком, через кровопролитную войну или революцию (как в романе Евгения Замятина, где для перехода к «цивилизации» потребовалось два века и пришлось уничтожить большую часть человечества). Вот и решил О. Хаксли, что самым коротким и бескровным путем в «дивный новый мир» станет революция наркотиков. Вторую половину своей жизни он посвятил не только философскому «обоснованию» необходимости и полезности такой революции, но также лично участвовал в ее практической реализации. Я имею в виду его активное участие в проекте ЦРУ «МК-Ультра» по насаждению наркотиков среди американской молодежи.

Но в XXI веке мы видим признаки того, что мировая закулиса опять вспомнила о той модели будущего, которая нашла свое отражение в романе «1984». Это жесткий вариант, основанный на грубой силе и страхе. Первые признаки такого перехода от модели Хаксли к модели Оруэлла возникли в самом начале нынешнего века. События 11 сентября 2001 года многие серьезные эксперты оценили как начало Америкой политики государственного терроризма. Под флагом борьбы с эфемерными группировками Бен Ладена и прочих созданных ЦРУ фундаменталистов, религиозных экстремистов Вашингтон начал кампанию глобального терроризма. А терроризм и есть средство создания атмосферы всеобщего страха. Сегодня, в 2020 году эта же самая мировая закулиса решила подбросить человечеству новую порцию страха под названием COVID-19. По сути, это также глобальная террористическая операция. В романе Джорджа Оруэлла «неправильных» людей (типа главного героя Уинстона Смита) «воспитывали» путем пыток в тюрьме Министерства Любви. А вот в 2020 году мировой закулисе удалось заключить под «домашний арест» чуть ли не половину населения Земли. И при этом воспитывая напуганных и замордованных людей, обучая их «правильному» поведению и «правильному» пониманию жизни. Карантин постепенно снимают в разных странах, а вот плоды «воспитания» и «обучения» останутся надолго или навсегда. Так «хозяева денег» готовят людей для грядущего «дивного нового мира».

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх