Факты Дня

1 864 подписчика

Свежие комментарии

  • виктор Сидоров
    Пусть "Бацька" работает, заслужил!!!Лукашенко готовит...
  • Максим Пипотя
    Не выглядит привлекательной.... Потому что нет нужной рекламы.....Народ или бояре? ...
  • Andrew Matseevsky
    Россия не выглядит привлекательной для окружающих (я не беру всяких туркменов и прираненных к ним узбеков). В этом пр...Народ или бояре? ...

Русский путь — путь нации с великим предназначением

Полюбопытствовал про этническую составляющую населения Эстляндской, Лифляндской и Курляндской губерний перед началом Первой мировой войны. Полюбопытствовал и ужаснулся: на территории будущих Эстонской и Латвийской республик проживало местами от четырех до двенадцати процентов русских (великороссов, малороссов и белорусов). Всего-то!

После кровопролитной Северной войны, по итогам которой данные земли отошли России, минуло практически два столетия. Времени более чем достаточно, чтоб на стратегически важных прибалтийских территориях образовалось славянское большинство населения.

Каким же местом думали, если вообще думали российские монархи, воображая себя непогрешимыми, мудрыми правителями и избранниками Божьими?

Границы определила геополитика

Российская империя строилась по геополитическим и военным соображениям. Этнический фактор в расчет не брался. Главное было привлечь на свою сторону и затем инкорпорировать в российскую элиту местных князьков, ханов, эмиров и прочих феодалов.

Первым и единственным русским императором, осознавшим этническую слабость окраинных территорий государства, был Александр III. К сожалению, за короткое время правления он мало что успел сделать для усиления влияния стержневого государственного народа.

Большим поклонником творчества Александра Солженицына не являюсь, но писатель прав, утверждая об ошибочности присоединения к России Средней Азии и Закавказья. Одно дело, когда освоили огромные малолюдные пространства Сибири и Дальнего Востока. Население в большинстве своем там русское. Малочисленные неславянские этносы, приняв православие, полностью либо частично обрусели.

Другое дело, мусульманские народы Центральной Азии и Кавказа. Совершенно иной менталитет. Культура, традиции, обычаи — типично азиатские, с хитровато-двусмысленным восточным колоритом. Многоженство вкупе с высокой рождаемостью могут изменить демографический баланс любого европейского государства и далеко не факт, что в лучшую сторону.

Главный покоритель Средней Азии генерал Скобелев противился ее включению в состав Российской империи. Михаил Дмитриевич, не будучи экономистом, правильно определил несоразмерные с предполагаемыми доходами траты российского бюджета на освоение регионов с непредсказуемым исламским населением. Скобелева не услышали. Верховную власть серьезно беспокоили намерения Великобритании колонизировать Среднюю Азию. Британцы могли легко проникнуть сюда из соседнего Афганистана, пребывавшего на тот момент под их пятой.

Закавказье и Северный Кавказ попали в Россию с целью поумерить территориальные аппетиты Турции и Ирана. Данные регионы, находясь под османским и персидским владычеством, потенциально угрожали нашему югу. Россия откликнулась на слезные просьбы грузин и армян, которых, не вмешайся русские, ожидала бы полная ассимиляция турками.

Политика политикой, но нельзя раздуваться до бесконечности, так и лопнуть недолго. Шутка, конечно, хотя с долей истины. Обширная территория с не особо комфортным климатом объективно замедляет развитие государства.

Экстенсивная модель экономики неизбежно проигрывает интенсивной. Ленин определил главную причину экономической отсталости дореволюционной России: развитие капитализма не столько вглубь, сколько вширь.

Хватило еще ума продать в 1867 году Аляску Соединенным Штатам. Не продали — опозорились бы, проиграв войну потенциальным соперникам: Великобритании либо тем же Штатам!

Русско-японская война начала XX века убедительно показала, что воевать на другом, малоосвоенном конце империи с достаточно серьезным противником России не под силу.

Проблема не в боевом духе русской армии. С этим у нас все в порядке. Проблема — в недостатке людских и военных ресурсов на дальневосточном театре действий, слабости коммуникаций и российского тихоокеанского флота.

Советско-японская война 1945 года совсем другая история. Японию зажали в тиски три великие державы: СССР, Великобритания и Соединенные Штаты. Их ресурсы, как материальные, так и военные, кратно превосходили японские.

Красную Армию сорок пятого по уровню боеспособности по праву сравнивали с «непобедимым» вермахтом 1941 года. На итогах войны сказалось также наличие у американцев атомного оружия и первое в истории человечества его применение в боевых условиях.

Тормоза этнического развития

Меня искренне восхищают наши братья — славяне по имени сербы. В течение столетий находились под османским владычеством, но, тем не менее, выстояли, сохранив свой язык и веру. Особого уважения заслуживают боснийские сербы.

В отличие от сербов-державников в известном обозначении, у боснийских ни в XIX, ни в XX веках не было отдельной государственности и даже автономии. Но сербы-боснийцы не растворились среди других этносов и религий.

Они до сего времени славяне и православные, у них письменность на кириллице. Испытывали сильнейшее национальное, языковое и религиозное давление, но устояли. Этнической стойкости сербов и в особенности, боснийских, можно только позавидовать. Ассимиляция такого гордого и самобытного этноса маловероятна!

У великороссов национальный компонент оставляет желать лучшего. Своеобразными тормозами на пути этнического развития стали имперский фактор и крепостное право. Какое может быть самосознание у народа, большая часть которого в течение веков не обладала личной свободой?

Элита формировалась на многонациональной основе. В Российской империи примерно половина знати принадлежала к великороссам, другую часть представляли инородцы. Среди российского дворянства имелись обрусевшие татарские рода, кавказцы, поляки, немцы. У великорусской части элиты социальный момент превалировал над национальным. Дворян мало интересовала этническая составляющая их крепостных, коих считали «безмозглой чернью» и презирали. Знать искренне полагала, что простолюдины рождены для ее обслуживания и выполнения тяжелой работы.

В России революция осуществилась удачно, потому что между слоями населения существовал непреодолимый разрыв. Национальное единение подмяли утопические идеи социальной справедливости и пролетарского братства, буквально заразившие простой народ.

Великороссы составляли в России имперскую нацию, хребет русской государственности. Мы никогда не испытывали национального и религиозного гнета со стороны захватчиков, поскольку более-менее успешно отразили их нападения.

Двухсотлетнее монголо-татарское иго, конечно, принесло национальное унижение, но оно было локальным.

Унижение касалось в большей степени элиты, князей да бояр, которым приходилось ездить в Золотую Орду на поклон к хану, преподносить дорогие подарки и выпрашивать у него ярлык на княжение. Русь выплачивала строго определенную дань, которую сами же князья собирали с подвластного населения.

Русские княжества, завоеванные монголо-татарами, непосредственно в Золотую Орду не входили. Язык и православная вера завоевателями не преследовались и никак не ограничивались. Монголы даже освободили Русскую православную церковь от уплаты десятины — традиционной дани с покоренного ими населения.

Русское государство при Иване Грозном превратилось в многонациональное. Его территория увеличилась в несколько раз. Никаких преференций от расширения государственных пределов рядовые великороссы не получили.

Наоборот, возросшие налоги и военные походы выжимали все соки. На освоение новых земель направлялись, преимущественно, русские крестьяне, поскольку другие этносы были менее надежны и успешны, отставая в интеллектуальном и культурном развитии.

Судьба обрекла нашу государственность на имперский вариант, без которого мы не выжили б в окружении воинственных и постоянно беспокоивших соседей. Осколки Золотой Орды — Казанское, Сибирское, Астраханское и Крымское ханства — мечтали воссоединиться и вновь покорить Московскую Русь.

За Крымским ханством стояла Османская империя, находившаяся на пике могущества и перед которой трепетала тогдашняя Европа. Татары совершали частые набеги на русские земли, разоряя их и уводя пленников, которых продавали на невольничьих рынках Константинополя, арабским шейхам, азиатским эмирам и беям. Присоединение Левобережной Украины венчало территориальные приобретения допетровской Руси. Переяславская Рада 1654 года единогласно высказалась за вхождение малороссов в состав Московского государства.

В последующие два столетия ценой больших жертв и колоссальных усилий мы стали великой европейской державой.

В состав России вошли почти все украинские и белорусские земли, Прибалтика, Бессарабия, Финляндия и большая часть Польши. Заселение великороссами украинских, белорусских и прибалтийских территорий с целью их интенсивного хозяйственного освоения замедлилось из-за присоединения Кавказа и Центральной Азии. Славян, особенно креативных, попросту не хватало.

Имперский характер государственности обусловил величие России, но отчасти размыл у русских этническое самосознание. Другим тормозом, повторюсь, явилось крепостное право.

В Российской империи население увеличивалось быстрыми темпами. По Всероссийской переписи 1897 года русские в широком смысле (восточные славяне) составляли две трети населения империи. Официально подданные различались не по национальности, а вероисповеданию. Факт, подтверждающий второсортность этнического признака!

Вторая фракция парламента

Русская нация окончательно сложилась к середине XIX столетия. Была сформулирована национальная идея, известная как триада графа Уварова: «Православие-Самодержавие-Народность». Некоторые историки первенство отдают концепции конца XV и первой половины XVI века: «Москва — Третий Рим».

С позиции политологии данную концепцию сложно назвать национальной идеей, поскольку вместо ее классического носителя — нации существовала не до конца сформировавшаяся великорусская народность.

«Москва Третий Рим» скорее прототип национальной идеи, а императив министра народного просвещения Российской империи в полной мере соответствует «формуле русского духа», которая у наших монархистов и сегодня в ходу.

В середине позапрошлого столетия в российском общественном мнении обозначились две противоборствующие тенденции: славянофилы и западники. Первые настаивали на особом, «самостийном» пути развития России, вторые призывали во всем ориентироваться на Европу.

В 1910 году была основана партия русских националистов — Всероссийский Национальный Союз (ВНС). Депутаты от ВНС совместно с несколькими депутатскими группами разного толка националистов образовали вторую по численности фракцию в третьей и четвертой Государственных Думах. Большинство законопроектов того времени разработано и принято националистами в союзе с крупнейшей думской фракцией октябристов.

В начале XX века в России появились черносотенные организации, относимые к националистическим, хотя их политический спектр шире. У черносотенцев на первом плане были монархические, клерикальные и прочие ультраконсервативные идеи.

Они позиционировали себя ярыми защитниками самодержавия, православия, землевладельческого класса — помещиков, традиционной патриархальной семьи. В то же время придерживались националистической тематики, упирая на великорусский характер государственности. Из черносотенных объединений наиболее влиятельными были: «Союз русского народа»; «Союз Михаила Архангела»; «Русская монархическая партия»; «Двуглавый Орел».

В средневековой России на обособленные части — черные сотни — делили посадское население для удобства взимания государственных податей. Изначально понятие «черная сотня» никакого негатива не несло.

Черносотенцы отрицательно относились к любым прогрессивным веяниям, считая, что они развращают простой народ. На митингах и демонстрациях нападали на студентов и других, по их мнению, «слюнтяев-интеллигентов».

Никаких логических контраргументов оппонентам привести были не в состоянии, предпочитая действовать с помощью грубой физической силы (по версии ряда историков, это большевистская пропаганда, направленная на дискредитацию политических оппонентов, – прим. ред.).

Со временем от черносотенцев открестились даже самые консервативные деятели во власти. К 1917 году крайне непопулярные черносотенные организации практически прекратили свою деятельность.

Третий вариант империи

Словно не было последних 150–170 лет. В России снова активизировались дискуссии о будущем, о том, по какому пути пойдет страна. Обсуждают, главным образом, два варианта: европейский, точнее, западный, другой — евразийский. Реже — русский национальный.

Современные последователи западников мечтают о торжестве либеральных ценностей, но их позиция в гражданском сообществе не очень-то популярна.

Граждане России в 90-е наелись с лихвой долгожданных рыночных реформ: гайдаровской либерализации и чубайсовской приватизации, народом переиначенной в «прихватизацию».

Протестная, западного типа оппозиция тусуется, преимущественно, в Москве и ряде крупных городов. Имеются средства массовой информации, пропагандирующие либеральные ценности для достаточно узкой, избранной аудитории: «Эхо Москвы»; «Дождь»; «Радио Свобода»; «Новая газета».

Концепция евразийства на территории стран, входящих в СНГ, в принципе реализована. Евразийский союз и ОДКБ объединяют как европейские, так и азиатские бывшие советские республики. Ну не все, конечно, но костяк сгруппирован.

Уровень интеграции стран, расположенных на постсоветском пространстве, весьма различен. С одними у России более тесные контакты, как, например, с Белоруссией и Казахстаном, с другими еще предстоит повышать уровень отношений.

Теоретики евразийства моделируют различные варианты сближения республик с Россией — основной военной и экономической силой межгосударственных объединений. Не является секретом заинтересованность постсоветских государств получать от России те или иные выгоды при явной скудости встречных предложений.

Национальные элиты стремятся во чтобы ни стало сохранить суверенность своих молодых образований и собственные привилегии, балансируя между Россией и Западом либо Китаем, Турцией, иными центрами силы.

Наиболее радикальные евразийцы мечтают восстановить в разных формах СССР, в некотором смысле советскую империю. Есть и такие, которые замахиваются в планах на пределы государства в границах Российской империи.

Обе идеи, как представляется, совершенно невыгодны для русских.

В случае реализации данного сценария, нам взвалят на плечи тяжкую имперскую ношу. Великороссы в качестве главной военной и тягловой силы снова будут решать проблемы «братских народов», ничего не получая взамен. Оппоненты утверждают: по другому, никак. Россия обретет былое величие, только став империей!

Согласен, но с одним уточнением: империя нам нужна Русская либо Славянская!

Государство нужно строить с учетом этнического компонента, дабы не оказаться со временем у разбитого корыта.

Зачем наступать на советские либо царские грабли? Предвижу возражение: мы же многонациональная страна! Безусловно, это так. Но в многоэтничной стране есть славянская или русская основа, без которой Россия уже не Россия. Без возбуждения в идейно — духовном плане имперской нации никакая империя по определению невозможна!

В новом государстве этнические русские совместно с восточными украинцами и белорусами сольются в единый государствообразующий народ, возможно, под именем «русинов».

Времена, когда русских в собственной стране считали быдлом, а результаты их трудов беззастенчиво присваивала себе многонациональная и самодовольная элита, надеюсь, безвозвратно прошли. Так было и в царское, и советское время. Очень важные составляющие своего бытия, русская нация, полагаю, постигла и более не повторит ошибок!

Основу новой Славянской империи составит, естественно, Россия, а также в нее войдут территории Восточной Украины и Белоруссии, северная половина Казахстана.

Еще будут присоединены Эстония и Латвия, Приднестровье и Абхазия. Стратегически важные регионы со значительной долей русскоязычного населения жизненно необходимы России. И все… таков мой прогноз! Каким способом он реализуется, не тема данной статьи и, вообще, не публичный разговор. Но сие неминуемо произойдет в обозримой перспективе.

Русский путь есть путь нации с великим и непостижимым предназначением. О том же пророчествует Тютчев: «Неустанно разрешаются в пользу России все испытания, которым подвергает она свою таинственную судьбу».

Предназначение русских в том, чтобы быть одновременно мостом и щитом между Европой и Азией в геополитическом смысле, носителями уникальной и самобытной цивилизации. Наша идеология — идеология нового панславизма, в которой русские утвердятся имперской нацией с определенными полномочиями. В недалеком уже будущем Россия и русские станут единственным гарантом существования Славянского мира!

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх