Факты Дня

2 015 подписчиков

Свежие комментарии

  • Валерий Федосеев
    Зельц много хочет, от хотелок жопа слипнитца.@Зеленский выдвину...
  • ВАРЯГ РУС
    Этим баранам ( всей гейропе) ничего не докажешь. Ссут когда страшно.Протасевич весело...
  • Rustam Kuchkarov
    Ленин и другие политические деятели всегда ставили вопрос об информации. Нынешние тоже это понимают.Наместник Сороса ...

"Впору фильмы ужасов смотреть, чтоб успокоиться": Конец истории наступил

"Впору фильмы ужасов смотреть, чтоб успокоиться": Конец истории наступил

Мир в последний год неузнаваемо меняется. Пандемия привела за собой откровенный тоталитаризм, по крайне мере в части "борьбы с коронавирусом". Поначалу народ, напуганный "страшной заразой", все ограничения, связанные с пандемией, принял молчаливо. Но затем во многих странах стало проявляться явное недоверие к действиям чиновников, причём кое-где это выливалось в открытые протесты. Изменилось ли в мире отношение к демократии, которая позволила правительствам ввести настоящие тоталитарные меры? Об этом Анна Шафран беседовала с Алексеем Мухиным и Евгением Копатько.

Антиковидные ограничения введены властями Санкт-Петербурга и Роспотребнадзором – с 30 декабря по 3 января полностью приостановлена работа кафе и ресторанов. Собственно, запретили в городе на Неве почти всё – от автобусных экскурсий до посещения музеев и даже зоопарков. Пока возмутились только рестораторы, решившие устроить своеобразный бунт против такого "локдауна" – они создали так называемую Карту сопротивления и собираются, не исполняя требований Смольного, продолжить работу в новогодние праздники. Конечно, отметила Анна Шафран, можно назвать рестораторов "кабатчиками" и не придать особого значения их возмущению.

Если бы история нам не подсказывала: серьёзные массовые выступления, приводившие к невероятно значимым последствиям, подчас начинались с не очень значительных событий.

До чего мир довела "демократия"

К примеру, в феврале 1917 года всё началось c кратковременных перебоев с подвозом хлеба, а "пивной путч", стартовавший в мюнхенской пивной "Бюргербройкеллер", хотя и был подавлен, привлёк внимание и к Гитлеру, и к его нацистской партии НСДАП и привёл ко Второй мировой войне.

Незначительные с политической точки зрения поводы спровоцировали череду цветных революций "арабской весны". А что в результате? Ливия сегодня практически исчезла с карты мира, а гражданская война там продолжается уже девять лет. Конечно, либералы нас станут убеждать, что зато теперь-то там победила демократия, а была бы она там раньше, никаких революций просто бы не случилось.

Но слушать такие утверждения смешно. Давайте посмотрим на Украину, которая всё делала по "указаниям свыше", и власть там демократически каждые четыре года менялась, если не считать правления Кучмы. Но две революции за 10 лет там произошли, плюс не прекращается гражданская война в Донбассе, что говорит само за себя. Или Киргизия, в которой случилось три революции, а ведь всё тоже делали по указаниям.

Да даже сами США: как только в 2016 году победу одержал кандидат, неугодный истеблишменту и "глубинному государству", то про демократические принципы все сразу забыли. И после этого четыре года подряд Демократическая партия и "независимые" журналисты без передыха убеждали американцев и весь мир, что Дональда Трампа никто не выбирал, его подсунули "русские хакеры". А в этом году, на очередных выборах, и вовсе творилось чёрт-те что: ради того, чтоб протолкнуть в Белый дом "своего" Байдена, демократы пошли на такие фальсификации, что мало кому снились. И теперь штаты массово подают иски в Верховный суд, требуя признать итоги выборов недействительными.

А ведь нам десятилетиями твердили, что американская демократия – это идеальная демократия. Более того, это универсальная демократия, которую надо тиражировать по всему Земному шару. Но похоже, что-то пошло не так. Вообще, нынешний 2020 год обнажил очень многие проблемы, которые в иной ситуации могли бы ещё долго тлеть и дымить из-под земли, подобно торфяному пожару. Но благодаря коронавирусному кризису они вспыхнули очень ярко.

Американские и европейские политики, поначалу критиковавшие китайские власти за жёсткие карантинные меры, вскоре и сами ввели в своих странах невиданные ограничения. И народ, испуганный кадрами из переполненных больниц и моргов, смиренно принял все карантины и локдауны. Однако на "втором круге" пандемии люди не выдержали и массово стали выражать свой протест против драконовских мер, предпринятых властями. Митинги прокатились по Франции, Германии, Польше и другим странам.

У нас в стране сопротивление пока пассивное, тем не менее отношение к маскам и их обязательному ношению как в России, так и в других странах говорит об уровне недоверия к чиновникам и к тем тоталитарным мерам, которые вводят демократически избранные правительства.

Инструмент для ослабления стран

То, что случилось с демократией, на самом деле произошло не сегодня, считает генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин. В 1990-х годах, после развала Советского Союза, "западные партнёры" убеждали нас, что демократия – это процедура. Но потом выяснилось, что это только инструмент, необходимый для того, чтобы ослабить страны, а затем в максимально сжатые сроки безвозмездно забрать у них определённые ресурсы. То есть речь шла о создании неоколониальной системы.

COVID-19 и все угрозы, связанные с пандемией, все процессы "разложения" демократии только усугубили, сделав их более простыми и циничными. Всё это наложилось на крайне низкий интеллектуальный уровень западного истеблишмента – пришедших к власти людей с серьёзными пробелами в образовании. И если нам казалось, что Дженнифер Псаки – это просто шутка, то вскоре выяснилось, что она просто индикатор происходящего как на вашингтонском холме, так и в Евросоюзе.

Имеет ли отношение к демократическим процессам и к западным ценностям достаточно серьёзная политическая подчинённость и потеря суверенности Европейского союза по отношению к США? Нет, не имеет, потому что вступает в прямое противоречие с тем, что декларируют наши западные партнёры. Имеет ли отношение делегитимизация, фактически ослабление, ООН со стороны США, которая велась последние несколько лет? Нет, не имеет, но это выдаётся как замена тому, что эти институты ООН оказались ослаблены. А кто же ослабил эти институты?

– задал риторический вопрос Алексей Мухин. По его мнению, речь идёт об установлении "права сильного", что к демократии отношения не имеет, напротив, всё перечисленное демократию, как абсолютную ценность, разрушает.

Сегодня носителями демократии, как бы странно это ни звучало, стали страны, которые "западные партнёры" называют не слишком развитыми. Россия, находясь под постоянным прессингом западных "контролёров", смогла отточить демократические процедуры, и они стали наиболее эффективными. И теперь мы – хранители этой демократии даже в большей степени, чем её "носители".

Конечно, "западных партнёров" это невероятно раздражает. Они понимают, что теряют контроль, что демократия – это не их "собственность". И это понимание вызывает что-то типа ревности. Потому-то они так неистовы в своём санкциобесии, в желании отодвинуть нас от многих мировых процессов.

"Конец истории" и победа западных ценностей

В 1989 году, когда стремительно рушился Советский Союз, а вместе с ним и весь социалистический блок, американский философ и экономист Фрэнсис Фукуяма опубликовал книгу "Конец истории и последний человек", в которой оповестил об "окончательной победе западных ценностей", которые, по его мнению, являются "высшей ступенью общественного развития человечества". Соответственно, последний человек, в понимании Фукуямы, – это либерал и поборник демократии. И на этом – всё, дальше двигаться некуда, настало прекрасное время всеобщего благоденствия. Правда, сам философ вскоре вынужден был признать, что в прогнозе своём фатально ошибся. Сегодня Фукуяма признаёт, что не "всё так однозначно".

То есть Запад не достиг желаемого и теперь, возможно, действительно ревнует Россию к демократии? На этот вопрос Анна Шафран попросила ответить социолога Евгения Копатько.

На нас пытаются накинуть удавку

Колонизаторы туземцев не ревнуют, они на нас смотрят иначе, не сомневается эксперт. И им глубоко безразлично, кто мы такие, сколько бы мы ни пытались им что-то объяснить, хотя уже пора понять, что нет смысла этого делать.

Ревности нет, есть конкретная задача по развалу и уничтожению России. И сейчас на мировой шахматной доске вторую партию разыгрывает новое "постбжезинское" поколение XXI века, ведущее активную борьбу против России, объяснил Копатько. Окончательно разваливая СНГ, они пытаются накинуть на русских удавку, как говорят. Запад пытается любым способом оказать сильное влияние и давление на Россию извне, одновременно расшатывая ситуацию изнутри.

Достаточно посмотреть на последние события в Белоруссии. Стабильная, благополучная, довольно успешная страна, со своими издержками. Но ситуацию взрывают, раскалывая белорусское общество. Однако блицкриг не удался. Но они продолжат шатать этот режим и дальше, тем более что раскол проходит между молодыми людьми и старшим поколением.

Ещё пример – шатнули Армению. Раскол происходит и в армянском обществе, а последствия ещё непонятны. Ситуация в Молдавии тоже неблагоприятная. Многие эксперты были уверены, что на выборах победит Додон, но случилось иначе.

Я думаю, нам надо пересмотреть не только нашу внешнеполитическую повестку, но и работу экспертов, которые якобы отвечают за ситуацию на постсоветском пространстве. Либо их у нас нет, либо у нас нет политики, либо у нас нет понимания тех процессов, которые происходят,

– предположил Евгений Копатько, добавив, что с Додоном, к примеру, просто не смогли просчитать ситуацию. Но между тем необходимо работать, вникать в процессы, происходящие в стране, если мы хотим сохранить там влияние и иметь союзников, а не пускать всё на самотёк – мол, раз они самостоятельные, так пусть живут сами. Подобной позиции придерживается, к сожалению, большая часть политиков, депутатов и экспертов. Другие говорят: давайте помогать, но мы не знаем как. Вот поэтому-то у нас провал по всем направлениям. А Запад продолжает наносить нам ущерб, и эти процессы не остановить.

Маски – не только на лицах, но и на мозгах

Антиковидная история, которая меняет социальное поведение во всём мире, становится катализатором этих процессов. Ведь так или иначе, а ситуация с ковидом коснулась многих – и миллионеров, и не очень богатых людей. У населения изменилось отношение к здоровью, к образованию, появилось понятие "социальная дистанция", изменилась модель поведения – люди перестали здороваться за руку или обниматься.

Да и по отношению к происходящему общество тоже раскололось, что только увеличивает дистанцию между людьми. Некоторые, как говорится, маски надели не только на лица, но и на мозги.

Сама маска, продолжил социолог, уже глубоко изменила социальное поведение – будь то во Франции или в Португалии, на Украине или в США. Изменилось отношение общества к медицине, к её качеству, к тому, как она работает. Да и отношение к ограничительным мерам, введённым властями, не везде одинаковое. Люди не понимают, для чего их заставляют носить маски, но вынуждены эти требования выполнять, иначе им грозит серьёзный штраф – в Европе он доходит до нескольких сотен евро.

Обращает на себя внимание и позиция врачей, которые пишут коллективные письма, а уже из них мы видим, как сегодня решается проблема с COVID-19 в мире. Что мы имеем? Таким вопросом задался Копатько и сам же ответил: перед нами меры, которые навязываются сверху, и непонимание этих требований людьми. А приводит это к снижению доверия к властям, к делегитимизации той самой власти, которая эти меры навязывает. Да и в обществе не складывается внутренний консенсус. Часть населения понимает ограничительные требования, немало людей против них бунтует и высказывает критические оценки, нередко – довольно жёстко.

К чему привёл коронавирус, как он глубокого изменил общество? Это будущая тема для социологических исследований. Понятно, что последствия всей этой истории мы будем ощущать ещё очень долго. Ведь многие ограничения сильно повлияли на нашу жизнь. При этом больше всего люди боятся не самой болезни, а потери работы, потери доходов. Но все ограничения загоняют общество в очень серьёзные жёсткие рамки. И это касается всего социума. Но человек вынужден приспосабливаться к этим новым реалиям.

Лекарство не может быть хуже, чем болезнь?

Ограничение социальных контактов, введение дистанции между людьми, дистанционное обучение детей – всё это коснулось миллионов человек здесь и сейчас. И создало огромное количество проблем. К примеру, с тем же дистанционным обучением – это стрессовая ситуация, это новые условия работы, это подготовка персонала.

Виртуализация нашей жизни началась не сегодня, модель поведения изменилась раньше – мы больше стали общаться посредством интернет-переписки. Или, скажем, какое-то серьёзное мероприятие, научная конференция, а участники не столько слушают докладчиков, сколько читают что-то в своих гаджетах. Это неуважение к людям, подчеркнул Копатько. Но это уже – новая модель поведения.

То, что происходит сейчас, – это уже серьёзные элементы социальной дрессировки и управления обществом.  Да, происходит адаптация, страх притупляется, люди как-то справляются с вопросами, как они будут воспитывать детей, хватит ли у них ресурсов, сидя без работы, сохранить привычный уровень жизни. Но мир по большому счёту уже схлопнулся, констатирует социолог.

Демократия и интересы государства

Анна Шафран отметила, что разговор уже идёт об общественных отношениях. И тут уже встаёт вопрос о роли демократии в её классическом понимании в управлении государством. Насколько она, эта демократия, может обеспечить интересы государства в современных условиях?

И вот тут, отметил Евгений Копатько, вопросов куда как больше, чем ответов на них. Ведь войны не прекратились, как и не сошли на "нет" митинги, волнения и прочие безобразия на постсоветском пространстве. Вот, ситуация в Киргизии или Белоруссии – это только пара примеров. И ведь так – сплошь и рядом. А что происходит на Украине? А в Молдавии?

Да и новости – сплошь негатив. Но ведь нельзя же людей постоянно кошмарить. После некоторых новостей впору фильмы ужасов смотреть, чтобы успокоиться. А ведь это всё – реальность. И да – у властей огромные проблемы с управляемостью и с коммуникацией с населением. Говоря о том, как изменилось поведение населения, Копатько отметил:

"А люди между тем замыкаются. Уровень тревожности становится выше. В то же время большинство стало больше заботиться о своём здоровье. Изменилась и сама система социальных отношений, от тактильных ощущений до отказа от живого общения, переход в виртуальную область. Это только маркеры, но всё это уже случилось. Изменилось передвижение, что стало характерным для примерно 15% жителей России, то есть примерно для 20 миллионов человек. Изменилась схема туризма, что немаловажно для таких стран, как Таиланд. Для меня, как для социолога, это важные наблюдения".

Оценим демократию – кто лучший ученик?

По мнению Анны Шафран, на постсоветском пространстве на роль "главных демократий" претендует много стран. "Лучшим учеником" демократов пытаются себя преподнести вся Прибалтика, Украина, Грузия, вот теперь и Армения. А есть ли вообще критерий объективной оценки демократичности? Вот что ответил на это Копатько:

Как бы это ни странно прозвучало, что главный критерий тут – русофобия. И это было бы смешным, если б не было столь печальным. И везде начинается именно с этого. Исследуя процессы, происходящие в обществе, приходится ломать шаблоны. И если начать объяснять, то нейтрального статуса у случившихся изменений не будет. Особенно, если ты сам видел эти процессы, сам видел, как ломалась твоя страна. Ведь события в Беловежской Пуще на наших глазах происходили, это уже в нашей памяти. А что ещё можно считать критерием демократии? Выборы? Отношение к людям? Я вас умоляю…

Старую элиту всю убрали, остались те, кто присягнули новой власти. И если первый критерий здесь русофобия, то второй – выдавливание русского языка, русского влияния, русского образования. Это и разрыв связей, подготовка элиты на новых принципах, на новой основе. Причём их образование проводится в других странах. К примеру, украинских студентов обучают в Польше, молдавских – в Румынии. И не один или два человека, а тысячи. А сколько, скажем, белорусских студентов проходят обучение в российских вузах? Статистика явно не в нашу пользу. Так что там ведётся вполне серьёзная системная и планомерная работа по изменению мозгов для получения необходимого результата.

Неоколонизаторы никуда не делись. Хотя сейчас это называют демократией и говорят о правах человека и прочем. Это всё – технологии, при помощи которых нас учат закрывать глаза на те или иные неудобства. Возможно, демократия – это большая культуры и серьёзные достижения. Но позвольте нам остаться "туземцами" и не принимать всё это.

Что же такое демократия?

Демократия – это весьма условное явление, отметила со своей стороны Анна Шафран. В каждом конкретном случае она действует по-разному, и сложно её действие определить точно.

В ответ Евгений Копатько предложил свою "формулу демократии". Причём родилась она у социолога спонтанно: демократия – это внутренний консенсус общества, власти и элиты. То есть когда в обществе полное согласие. И когда не так уж и важно, какая система – конституционная ли монархия, парламентская ли республика или вовсе авторитарное государство. Главное, если растёт уровень образования, армия может защитить граждан, а медицина – обеспечить здоровье. Когда человеку не нужно переживать об элементарном. Когда к нему приезжают люди, и когда они готовы жить в этой стране, рожать детей и уезжать в другие страны только в гости.

Как по мне, вот это называется демократией. Я видел их демократии с разных сторон, и с фасада, и с задворок. Наверно, люди, которые всё это строили, имеют право думать, что они победили. Но если мы рядом с ними хотим оставаться субъектами, а не объектами, нам нужно добиться консенсуса внутри нашего общества, суметь договориться самим, не дожидаясь зарубежных посредников. Нам необходимо взаимное уважение власти и общества. И тогда нас будут уважать.

Евгений Копатько уверен, что настоящая демократия была во времена Ялтинской, Потсдамской и Тегеранской конференций, когда встретились Черчилль, Рузвельт и Сталин, чтобы решить судьбу послевоенного устройства мира. Вот это и была демократия, завоёванная огромными жертвами нашего народа.

Одурачивание народа или воздушный шар над головами?

Анна Шафран напомнила, что революции были не только демократические, но и консервативные. Самый яркий пример – Иран, где прозападный и очень прогрессивный, по мнению Европы, шах был 41 год назад свергнут консервативно настроенной молодёжью. И титанические усилия США и Израиля по организации новой правильной, с их точки зрения, революции пока что не очень достигли успеха. Хотя останавливаться они, разумеется, не собираются.

Существует множество серьёзных и не очень определений демократии. Например, Оскар Уайльд писал: "Демократия есть одурачивание народа, при помощи народа, ради блага народа". А Бернард Шоу писал так:

Демократия – это воздушный шар, который висит у вас над головами и заставляет глазеть вверх, пока другие люди шарят у вас по карманам.

Классическое определение демократии – это власть в интересах большинства, при соблюдении прав меньшинства. Соблюдение прав, но не более того. Потому что власть в интересах меньшинства называется… диктатура. Даже если это самое меньшинство ранее ущемляли на протяжении столетий.

И отмечу, что большевики в этом смысле ложных иллюзий не давали. Они не обещали демократию. Они говорили о диктатуре пролетариата. Конечно, пролетариев среди самих большевиков были единицы, но это уже другой вопрос.

При диктатуре одно меньшинство вполне может править, прикрываясь совершенно другим. Поэтому нынешнюю политическую систему, например, в США или европейских странах, когда христианскому светлокожему гетеросексуальному большинству предлагают полностью перестроить свою жизнь в интересах разнообразных меньшинств, очень сложно назвать демократией. Вот настолько сложно, что практически невозможно.

Революция же вообще не имеет и не может иметь ни малейшего отношения к демократии. Революция всегда совершается активным меньшинством, в интересах этого самого активного меньшинства. И уже потом, в случае успеха революции, пассивному большинству пытаются доказать, что оно тоже было кровно заинтересовано в революции. Стряхнуть этот морок потом очень сложно.

Если до армян что-то уже начало доходить, то украинцы, похоже, так до конца и не осознали, что же с ними случилось в 2014 году. Раз уж мы вспоминали США, как самопровозглашённую демократическую державу номер один в мире, давайте вспомним изречение, которое приписывают освободившему негров президенту Аврааму Линкольну, первому президенту от Республиканской партии, к слову:

Можно всё время дурачить некоторых, можно некоторое время дурачить всех, но нельзя всё время дурачить всех.

Очевидно, что современные демократы плохо учили историю. Они именно что пытаются всё время дурачить всех, но у них явным образом не получается. Прорехи на пурпурной тоге светоча демократии стали слишком уж велики. Срам видно. А подол этой самой тоги слишком запачкан кровью миллионов жертв демократических революций. Похоже, что конец истории, действительно, наступил. Вот только не в том значении, в котором писал Фукуяма. А ровно в противоположном. Классическая западная либеральная демократия сама себя пожирает, переваривает и извергает.

Подумайте об этом.

Аля Самитова



Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх