На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Факты Дня

2 274 подписчика

Свежие комментарии

  • Вячеслав
    Хорошая статья...  Вот теперь, такую же про наше Министерство обороны, пожалуйста!..Эротичный «эскорт...
  • Бендер Задунайский
    Ближе к очку зелебобика колоть надо было . Вынул и член об бороду вытер .Эротичный «эскорт...
  • Olga Chuhutina
    Турции  не стоило так поступать с  храмом Святой  Софьи КонстантинопрольскойПредначертание св...

Прыжки в мешках: Названа тактика и сроки главной битвы за Донбасс

Русским войскам удалось взломать полосу обороны, которую враг строил с 2015 года. В тяжелейших боях «размотаны» лучшие подразделения ВСУ. Однако стремительного наступления к Днепру всё равно не будет.

Конец июня ознаменовался большим успехом русских войск в спецоперации на Украине: в конце прошлой недели был ликвидирован крупный узел обороны ВСУ в районе населённых пунктов Горское и Золотое, а на выходных – полностью зачищен город Северодонецк.

Противник оставил свой последний оплот – промышленную зону завода «Азот».

Однако, вопреки ожиданиям, количество пленных оказалось небольшим: к моменту работы над этим материалом порядка 70 украинцев сложили оружие на «Азоте», несколько больше было взято в плен при зачистке Горско-Золотого мешка. С учётом того, что силы противника в этом месте оценивались в 1800 военнослужащих ВСУ и примерно в 200 наёмников и боевиков экстремистских структур, это совсем немного.

Что происходит и зачем это нужно

Перед началом битвы за Донбасс многие ожидали, что наша армия постарается взять в котёл всю группировку противника. Наиболее очевидный вариант реализации этого сценария состоял в концентрическом наступлении на Павлоград с севера и с юга. Плюсом такого решения было полное блокирование почти 100-тысячной группировки противника, перерезание ей коммуникаций и возможность одержать сокрушительную победу.

Однако, чтобы удержать в «клещах» столь крупную рыбу, необходимо иметь существенный перевес в силах или господство в воздухе. Ни того, ни другого у нашей армии сейчас нет. Общая численность союзных сил (армия России плюс народные милиции ЛДНР, «музыканты» из группы Вагнера и другие ЧВК) оценивается, по открытым источникам, примерно в 300 тысяч человек, при том что Киев держит на фронте порядка 700 тысяч. Что касается воздуха, то наша авиация, безусловно, превосходит «повiтрянные» силы врага, но полноценно реализовать преимущество ей не дают оставшиеся комплексы ПВО противника.

Кроме того, вариант большого наступления означал, что идущие на прорыв силы оказались бы под ударом не только окружаемой группировки ВСУ, но и тех подразделений, что собраны в Харьковской области и Запорожье. То есть, при всей привлекательности, план создания стратегического котла в стиле вермахта образца 1941 года или Красной Армии 1944-го мог обернуться неравной битвой и тяжёлым поражением.

Видимо, как раз по этим причинам был выбран другой вариант: пробивания тактической обороны противника, расчленения его порядков и создания небольших окружений и полуокружений.

Именно это мы и видим в последние два месяца. Выиграв упорные бои за Попасную, наши войска получили контроль над стратегически важной возвышенностью. Наступление на север от Попасной и привело к формированию Горско-Золотого мешка, а движение на запад позволило перерезать трассу Артёмовск – Лисичанск.

После этого группировка, удерживавшая Лисичанск, могла снабжаться только по дороге, идущей на Северск. Она уже некоторое время находилась под обстрелом, а в минувшие выходные была окончательно перерезана нашими войсками.

Прыжки в мешках

Минобороны России сообщало, что Горское-Золотое удерживает двухтысячная группировка врага, в которой на долю вэсэушников приходилось не менее 1800 человек. В свою очередь, представители ЛНР сообщали, что в Лисичанске было собрано около пяти- семи тысяч военных. Фактически украинские силы располагались на дне 40-километрового мешка и имели два «аппендикса»: один – за рекой в промзоне завода «Азот», второй – сбоку, в районе Горского – Золотого.

Украинское командование прекрасно понимало перспективы такой конфигурации фронта (срезание выступа и потерю примерно 10 тысяч военных) и поэтому ещё в 20-х числах апреля попыталось начать отвод сил и произвести «выравнивание линии фронта». Однако в дело вмешался Зеленский, запретивший оставлять Северодонецк. По слухам, сейчас в Лисичанске могут находиться представители офиса украинского президента, игравшие роль комиссаров.

Благодаря такой политике к моменту, когда ситуация стала совсем безнадёжной, вытаскивание украинских войск из окружений превратилось в натуральные прыжки в мешках. Сидельцам «Азота» пришлось переправляться через Северский Донец на лодках и вплавь, а гарнизонам Горского – Золотого уходить просёлками в Лисичанск. При этом из самого Лисичанска всё это время также шла эвакуация по обстреливаемой нашими войсками дороге Лисичанск – Северск.

Естественно, в таких условиях украинским военным пришлось бросить всю технику, которая была на восточном берегу Северского Донца и, вероятно, в распоряжении гарнизонов Горского и Золотого. Отступление под огнём противника – это всегда потери, утрата управляемости и падение морали.

Сейчас украинское командование пытается выстроить новый фронт по линии Славянск – Северск – Соледар – Бахмут. На прошлой неделе сообщалось, что в самом Бахмуте (настоящее название – Артёмовск) сосредоточены части 30-й, 72-й, 14-й и 24-й механизированных бригад, 109-й и 118-й бригад территориальной обороны, а также 4-я танковая бригада. В процессе вывода из Лисичанска находились подразделения 79-й десантно-штурмовой и 81-й аэромобильных бригад, 10-й горно-штурмовой бригады и два батальона недавно сформированной 115-й бригады.

Вряд ли украинское командование оставило такую массу людей и техники сидеть в городе. Скорее всего, пехотные части уже выведены в поля и мелкие населённые пункты; из танковых и механизированных подразделений сформированы подвижные бронегруппы, предназначенные для контратак и купирования прорывов наших войск.

Однако это всё – битый человеческий материал. 24-я мехбригада понесла тяжелейшие потери ещё в ходе боев за Попасную, один из батальонов 115-й бригады уже отказывался выдвигаться на позиции. По опыту прошлых войн известно, что подразделения, неделями сидевшие под плотным артогнём, а затем спешно отступавшие с позиций, имеют сниженную боеспособность.

«Калибрами» по подкреплениям

Ситуацию могли бы существенно изменить свежие резервы, поскольку и наши, и украинские войска сильно измотаны непрерывными трёхмесячными боями. По данным западных источников, командование армии России держит в резерве примерно треть имеющихся батальонно-тактических групп, то есть нарастить силу удара в принципе может.

Запуск «Калибров». Фото: Russian Defence Ministry / Globallookpress

А вот у ВСУ ситуация сложнее: военный эксперт Алексей Суконкин в разговоре с Царьградом пояснил, что украинское командование могло подпереть и усилить свои побитые части 65-й и 66-й мотопехотными бригадами с Западной Украины и 46-й аэромобильной бригадой, пополнявшейся на полигоне «Десна» в Черниговской области. Но на минувших выходных все три подразделения были тщательно «откалиброваны» нашими ракетчиками.

«Удары мощные были, в Старичи (184-й учебный центр вооружённых сил Украины во Львовской области – прим. Царьграда) прилетело 18 ракет, в «Десну» (169-й учебный центр сухопутных войск Украины – прим. Царьграда) – 14 ракет. Бригады выведены из строя, и этого усиления не случится в Донбассе», – сказал Суконкин в разговоре с обозревателем Царьграда.

Эксперт полагает, что украинское командование может использовать для усиления фронта бригады территориальной обороны, которые были сформированы после начала нашей военной операции, однако реальная польза от этих подразделений невелика.

Эти люди не обладают никакими навыками и знаниями, попадают под артиллерийский огонь и погибают. Потери у них огромные,

– пояснил Суконкин.

При этом он отметил, что если украинским войскам удастся сформировать новую линию обороны, то наша армия продолжит делать то, что делала последние три месяца: неспешно разрушать оборонительные позиции противника артогнём и выдавливать его пехотой. Никаких решительных наступательных действий в ближайшей перспективе, по мнению эксперта, ждать не приходится.

Перспектива тяжёлой победы

Наши войска одержали чрезвычайно важную, хотя и промежуточную победу. Самое главное в ней – что пехоте и арте удалось выбить противника с первой линии обороны, которую он готовил в течение семи лет (с 2015 года). Украинским оккупантам не помогли ни бетонные укрытия, ни пристрелянные по секторам поля. В попытках удержать оборонительную линию были потрёпаны и обескровлены лучшие подразделения ВСУ. Нашим войскам приходилось наступать через Северский Донец в момент весеннего разлива, штурмовать укреплённый город на господствующей возвышенности, прочёсывать занятые врагом лесные массивы. И природный, и антропогенный ландшафт давали обороняющейся стороне огромные преимущества, но всё равно не позволили ему удержать позиции.

Сейчас, побитые и помятые, украинские войска отходят на вторую линию обороны, проходящую через Бахмут, Краматорск и Славянск. Естественно, хочется, чтобы наши ворвались на эти позиции на плечах врага, пробили бреши, вышли в тыл и сформировали пару-тройку котлов. Но, скорее всего, этого не будет. Наличие у противника мощной артиллерии и заранее подготовленных укреплений приведёт к тому, что вырвавшиеся штурмовые группы будут блокированы и уничтожены огнём.

Очевидно, наша армия продолжит применять тактику огневого вала и постепенного, более-менее равномерного выдавливания противника с обтеканием наиболее укреплённых пунктов его обороны.

При тех темпах, которые мы видели до сих пор, можно предположить, что остаток июня и весь июль уйдут на бои в пригородах Артёмовска и Славянска, а судьба самих городов будет решаться уже в августе. События могут и ускориться – например, если украинские войска дрогнут и побегут или же если наше командование введёт в дело крупные резервы.

Для ВСУ линия Артёмовск – Славянск – это последняя полоса обороны, где имеются солидные, многолетние укрепления. Далее на юг в их распоряжении будет только то, что они успеют выкопать лопатами до подхода наших частей. А значит, стойкость их обороны будет в разы ниже.

Что с того?

События конца прошлой недели и минувших выходных – это развитие успеха, который был заложен взятием Попасной, но это отнюдь не конец и даже не начало конца битвы за Донбасс. Это её апогей. Впереди ещё много тяжёлых боев, однако с каждым из них в руках украинского командования будет оставаться всё меньше козырей.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх