Факты Дня

1 925 подписчиков

Свежие комментарии

  • Juri26 января, 7:04
    не провоцируй малолетних,дурить им голову ума большого не надо.А вот таких,как ты,неплохо было бы отправить и стадион...Главный итог "нав...
  • Вера смелых26 января, 2:16
    Если бы у нас был собственный, независимый интернет, как в том же Китае, многие надежды, тем более возможности, деста...«Если хочешь, мы ...
  • СВЕТЛАНА26 января, 0:03
    На ВВС был ролик на 52 сек, где снежками закидывают ОМОН.... почитала комменты, англики не поняли что происходит, пиш...Мне кажется многи...

Аналитик: Разложение украинской армии и небоевые потери

На любой войне противоборствующие стороны всегда несут неизбежные потери, характеризуемые специалистами как боевые и небоевые. Размеры этих потерь определяются многими факторами: боеспособностью армии, наличием качественного вооружения, морально-психологическим состоянием военнослужащих, обеспечением их снаряжением и продовольствием, уровнем подготовки солдат и офицеров и необходимой дисциплиной в армии.

По всем этим факторам в украинской армии как-то не сложилось, несмотря на шесть с половиной лет продолжения военного конфликта. Активная фаза войны закончилась в марте 2015 года. С тех пор линия соприкосновения стабилизировалась, стороны не предпринимают никаких активных действий, ведутся только взаимные обстрелы из артиллерийского и стрелкового вооружения, а потери растут.

Почему так, и чем характеризуется украинская армия?

Вооружение в украинской армии еще советское, попытки создать что-то свое имели катастрофические последствия. Один только факт разработки и производства миномета «Молот» калибра 120 мм, разрывающегося от собственного выстрела, серьезно подорвал веру в украинское оружие. Миномет, созданный в 2015 году на производившем ранее магнитофоны киевском заводе «Маяк» «специалистами», черпавшими свои знания о минометах из Интернета, показал убийственную эффективность.

За пять лет его испытаний и эксплуатации в армии десятки военнослужащих погибли и были ранены из-за разрыва ствола миномета при выстреле. Теперь этого артиллерийского оружия военнослужащие боятся больше, чем «агрессора». Но только в августе этого года командование наконец-то приостановило его убийственную эксплуатацию, склонившись перед символом «совершенства» украинского оружия.

К обеспечению армии боеприпасами также много вопросов. Берутся они все еще с советских складов, и их качество не выдерживает никакой критики, поскольку сроки хранения давно истекли, требования к хранению не соблюдались и регламентные работы не проводились. К тому же качественные боеприпасы еще ранее со складов были разворованы для продажи за рубеж, а для сокрытия воровства склады регулярно взрывались. Все эти факты о качестве оружия в армии были хорошо известны и, естественно, не способствовали повышению боеспособности и морального духа военнослужащих.

Система материально-технического и продовольственного обеспечения армии, построенная на коррупции и воровстве, поставке некачественного снаряжения и просроченных продуктов, достигла немыслимых масштабов, что окончательно подорвало дух украинского воинства, и оно начало обеспечивать себя за счет местного населения, которое они якобы пришли защищать. Такая форма «снабжения» и «обеспечения» далеко не благоприятствовала дисциплине в армии и нормальному взаимоотношению с местными жителями.

Хорошо известно, что низкая духом армия быстро начинает разлагаться, и не блиставшие совершенством ВСУ не стали исключением. Массовые случаи мародерства на захваченной территории с отправкой по почте и через волонтеров награбленного имущества наделали много шума. Со временем слишком вопиющие случаи мародерства стали пресекаться, но в разложившейся армии полностью изжить это было невозможно.

Для успешного разгрома противника армия должна обладать высоким моральным духом и серьезной мотивацией. Сразу же после госпереворота в Киеве для покорения Донбасса были сформированы добровольческие карательные батальоны, основой которых стали активные участники Майдана, почувствовавшие вкус крови и безнаказанно творившие беспредел на киевских улицах. Они стали идейной движущей силой развязывания войны, их ненависть к сопротивлению Донбасса просто зашкаливала. Этих сил оказалось недостаточно, и пришлось объявлять волны мобилизации, от которых простые граждане разбегались, а те, кто попадал в сети военкоматов, моральным духом и волей к покорению Донбасса не обладали, для них это была чужая война.

Упорное сопротивление донбасского ополчения быстро охладило пыл «добровольцев» и мобилизованных, и они стали искать способы покинуть зону конфликта. Членовредительство, массовое дезертирство и уход целых подразделений с боевых позиций беглым маршем до Карпат показали, на что способно украинское воинство.

Для комплектования армии пришлось искать другую форму, на выделенные Западом деньги стали призывать контрактников, особо не разбираясь, что из себя представляет этот контингент. Приглашали всех: от безработных и страдающих психическими заболеваниями до уголовных элементов, которым вместо обвинения по уголовным статьям предлагался контракт для службы в армии.

На этом не остановились, для усиления армии профессиональными головорезами со стажем приняли закон, разрешающий иностранным гражданам служить в украинской армии, а также формировать частные военные компании, что притянуло на Украину наемников с сомнительной репутацией со всего мира. Собственного мужского населения, согласного «наводить порядок» в Донбассе, уже не хватало, в связи с этим армию пополняли любым отребьем, готовым на грязную работу.

При таком способе формирования армия превратилась в сборище профессиональных наемников, убийц, садистов с психическими отклонениями, алкоголиков и уголовных элементов со специфическими традициями и понятиями и без всякой идейной мотивации и стремления к победе. Сегодня украинская армия представлена остатками идейных бандеровцев, призванными по мобилизации неудачниками и всяким контрактным сбродом, которым все равно, кого убивать: противника или своего сослуживца.

Сейчас на Украине удивляются, как же армия могла дойти до такого морального разложения, хотя в этом нет ничего удивительного ― ее в течение шести лет подводили к такому состоянию. Слабая техническая оснащенность, крайне низкое материально-техническое снабжение, нищенская зарплата, коррупция и воровство, неудовлетворительная подготовка офицерского и рядового состава, отсутствие дисциплины и мотивации к службе окончательно разложили ВСУ.

Варварские условия службы на передовой, антисанитария, необеспеченность необходимым и наплевательское отношение командования привели к деморализации военнослужащих, психическим расстройствам, правонарушениям, повальному пьянству, суицидам, самовольному оставлению постов и халатности, приводящей к выводу из строя военной техники.

Для борьбы с пьянством в армии украинский парламент в 2017 году принял закон, по которому употребление военнослужащими алкоголя или наркотических средств наказывалось штрафом до 2,5 тысячи гривен или гауптвахтой до пяти суток, а при участии командиров ― до 3,7 тысячи гривен и гауптвахтой до десяти суток. Такие «драконовские» меры никак не сказались на пьянстве в армии, и оно продолжало цвести во всей своей красе.

По мнению украинских военных психологов, ситуация еще осложняется и тем, что многие военнослужащие из-за различных личных проблем, социальных сложностей в семье и с финансами склонны к пьяным разборкам и неконтролируемым вспышкам агрессии по отношению к своим сослуживцам. Из-за постоянного стресса и напряжения нервы у них часто не выдерживают, и они срываются, могут бросить гранату в сослуживцев или начать стрелять друг в друга. Нередки случаи панических настроений, неуставных отношений и пьяных драк, которые приводят к самоубийствам, дезертирству и невозвращению из отпусков.

Кровавые выяснения отношений преднамеренно провоцируются бывшими уголовниками и иностранными наемниками, навязывающими свои традиции и понятия. После таких разборок военнослужащие часто госпитализируются с тяжелыми травмами, переломами и огнестрельными ранениями. Все это ведет к морально-психологическому разложению армии и превращению ее в банду неуравновешенных садистов.

Необузданная агрессия в среде военнослужащих отражается и на отношении к местному населению в зоне конфликта, приводящему к мародерству, грабежам и насилию. Ограбление магазинов и складов местных предпринимателей ― обычное явление. С неуравновешенным человеком с автоматом никто не хочет связываться, и он может безнаказанно забрать все, что ему заблагорассудится.

В связи с этим взаимоотношения военных с местными довольно сложные: своей наглостью и безнаказанностью они провоцируют население на бытовые конфликты. Расчет в магазинах за спиртное и продукты зачастую заканчивается предъявлением автомата как самой верной валюты. Без всякого повода могут конфисковать машину для «нужд армии» или привлечь местное население для рытья траншей и оборудования опорных пунктов, а когда нет необходимых материалов, спокойно разобрать несколько домов и использовать их для своих нужд.

Пьяные разборки военных между собой и предъявление претензий к местным ― обычное явление. Во время моего заключения один из сокамерников, сидевший за торговлю оружием, рассказал мне занимательную историю. Первый муж его гражданской жены из-за безденежья поехал служить в Донбасс контрактником. Жили они втроем в частном доме, постоянно устраивали пьяные дебоши, кто-то приставал к хозяйке. Когда ей все это надоело, она купила им водки, ночью закрыла двери дома, облила его бензином и сожгла их живьем, а сама ушла за линию фронта. Примерно так местные благодарят своих «защитников».

Делают бизнес военные и на торговле оружием, поставив его на широкую ногу. Считается плохим тоном поехать в отпуск и не взять с собой на всякий случай неучтенный пистолет и несколько гранат. В связи с этим в бытовых ссорах и бандитских разборках постоянно всплывает оружие, расползающееся из зоны конфликта. Из этого источника вооружились и банды неонацистов по всей Украине, которых никто даже не пытается контролировать. Украина уже настолько насыщена оружием из Донбасса, что криминальные группировки организовали оптовую торговлю за рубеж и неплохо зарабатывают на этом.

Морально-психологическое разложение армии Украины не могло не привести к серьезным боевым и небоевым потерям в живой силе. При этом небоевые потери нередко превышают боевые. Экс-главный военный прокурор Украины Матиос в декабре 2018 года заявил, что «за 4,5 года военных действий уже более 10 тысяч небоевых потерь», а ранее он сообщал, что в период с 2014 по 2018 год почти 900 украинских военных погибло в результате самоубийств и умышленных убийств. Большинство этих небоевых потерь связано с алкоголизмом, пьяными разборками с поножовщиной, убийствами и самоубийствами.

Минобороны Украины также подтвердило, что «за время проведения АТО по состоянию на ноябрь 2017 года боевые безвозвратные потери составляют 2 335 погибших военнослужащих Вооруженных сил Украины, небоевые безвозвратные потери составляют 2 023 военнослужащих». А вот последние данные Минобороны за этот год: «Вследствие боевых действий на Донбассе с начала 2020 года 46 военных погибли, и еще 318 были ранены. Небоевые потери с начала года составили: 53 погибший, 61 раненый». Все эти потери только по вооруженным силам, а там еще «наводит порядок» Нацгвардия, полиция, спецподразделения СБУ, карательные батальоны, поэтому реальные потери значительно выше.

Разложение украинской армии не могло не сказаться на ее боеспособности. Уже более шести лет она не может подавить сопротивление Донбасса, при этом несет значительные не только боевые, но и обусловленные морально-психологическим состоянием военнослужащих небоевые потери, вызывая презрение и ненависть местного населения.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх