На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Факты Дня

2 274 подписчика

Свежие комментарии

  • Вячеслав
    Хорошая статья...  Вот теперь, такую же про наше Министерство обороны, пожалуйста!..Эротичный «эскорт...
  • Бендер Задунайский
    Ближе к очку зелебобика колоть надо было . Вынул и член об бороду вытер .Эротичный «эскорт...
  • Olga Chuhutina
    Турции  не стоило так поступать с  храмом Святой  Софьи КонстантинопрольскойПредначертание св...

Кто идет добровольцем на специальную военную операцию

Вскоре россияне, решившие добровольно принять участие в спецоперации, должны получить те же гарантии, что и контрактники. Но даже без социального прикрытия число добровольцев с начала СВО перевалило за 15 тысяч человек. Среди них не только бывшие военные – это люди из разных городов, разных возрастов, разных профессий.

Но что их объединяет?

В среду Совет Федерации одобрил внесенный правительством законопроект о статусе добровольческих формирований и добровольцев, содействующих Вооруженным силам России. В документе предлагается распространить на добровольцев статус военнослужащих-контрактников, сообщает ТАСС. Добровольцы и члены их семей наряду с военными смогут пользоваться льготами и мерами социальной поддержки. Раненые смогут претендовать на статус инвалида боевых действий.

Действие закона не распространяется на сотрудников частных военных компаний (ЧВК), уточнил начальник 2-го управления Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба Александр Туляганов, который представил законопроект сенаторам. Предприниматель Евгений Пригожин, основатель ЧВК «Вагнер», ранее пояснил, что не видит необходимости принимать специальный закон о частных военных компаниях. «Страхование и пенсия сотрудников ЧВК предусмотрены по контракту. Это дело их работодателей, в частности таких, как я», – сказал Пригожин «Парламентской газете».

Туляганов сообщил, что с начала СВО добровольцами стали свыше 15 тысяч человек. Добровольное участие в боевых действиях на стороне республик Донбасса, как явление, возникло гораздо раньше – еще в 2014 году, но с тех пор претерпело значительные изменения, заметил экс-депутат Верховной рады Украины, спикер парламента Новороссии в 2014-2015 годах Олег Царев. Изначально в 2014 году в добровольцы записывалась в основном молодежь, которая тогда стремилась попасть прежде всего в спецподразделения, рассказал Царев газете ВЗГЛЯД. «Среди контрактников также преобладали молодые люди», – вспоминает собеседник. По наблюдениям Царева,

среднестатистический доброволец, как и боец, пришедший по частичной мобилизации – это взрослый семейный мужчина, 35-40 лет.

Схожее мнение высказал и представитель «Единой России» в ЛНР, первый замглавы комитета Госдумы по делам СНГ Виктор Водолацкий. По его словам, абсолютное большинство добровольцев – люди семейные. «Более того, всероссийская организация «Отцы России» обратилась ко мне за помощью. Дело в том, что закон не позволяет военкоматам призывать многодетных отцов. Но они хотят создать свой батальон», – рассказал депутат.

«С февраля на территорию Донбасса для участия в СВО прибывают добровольцы от 18 до 70 лет», – отметил Водолацкий. Но он, как и Царев, отмечает, что основу составляют люди старшего возраста, которые хорошо владеют оружием, особенно снайперскими винтовками.

С профессиональной точки зрения «среди обратившихся ко мне много офицеров, работавших в различных силовых структурах, много врачей, инженеров – в общем, интеллигенция», рассказал собеседник. «Они готовы не только участвовать в боях на передовой, но и работать в госпиталях, ремонтировать военную технику», – подчеркнул депутат Водолацкий.

«Примерно у 40% есть высшее техническое образование, в большинстве случаев в вузах были военные кафедры. То есть приходят офицеры запаса», – отметил депутат.

Но относительное большинство, 55% добровольцев – это «ребята рабочих профессий, фермеры, водители, работники различных производств»,

перечислил Водолацкий. Со своей стороны, Царев отметил, что среди тех пришедших на фронт добровольцев, с кем ему довелось общаться, преобладают люди рабочих специальностей.

«Представителей крупного и среднего бизнеса я среди них не встречал», – указал Царев. Среди добровольцев из ДНР и ЛНР, по понятным причинам, много шахтеров, добавил собеседник.

География добровольчества довольно обширна, заметил Царев. «Во время боевых действий в феврале-марте в Киевской области, среди тех, с кем я общался, было много москвичей. А по соседству на позициях были ребята из Бурятии – я их называл земляками, поскольку у меня самого есть бурятские корни», – поделился собеседник. По оценке Водолацкого, основу добровольческих отрядов в Донбассе составляют выходцы из Ростовской области, Кубани и Северного Кавказа. «Но не только. На этой неделе, например, приехали люди из Удмуртии. Ребята за свой счет купили билеты до Москвы, там арендовали автобус, на котором добрались уже к нам. Есть также добровольцы из Забайкалья», – добавил представитель «Единой России» в Луганской республике.

Иногда добровольцы объединяются по принципу землячества, на основе общих увлечений на «гражданке». Командир бригады «Восток» Александр Ходаковский рассказал в своем Telegram-канале о недавнем эксперименте по включению в состав своего батальона футбольных ультрас – болельщиков. «Чтобы выделить свою идентичность, парни назвали себя «Эспаньолой», часть из них уже прошла курс подготовки и начала адаптироваться к передовой», – написал Ходаковский.

По словам комбрига, «только ребята начали заступать на позиции, как развернулось наступление, и они понесли первые потери». Но это не подорвало боевой дух «Эспаньолы». «Первые два десятка влившихся в состав «Востока» парней должны были пройти обкатку, а потом распределиться по специализациям. Когда вчера разбирали по составу ситуацию, чтобы выявить ее объективные и субъективные стороны, трое из тех, кому предстояло после обкатки уйти в другое подразделение, уверенно заявили: мы хотим остаться в этой стрелковой роте – здесь погиб наш товарищ (доброволец Максим Шманин с позывным «Плацкарт» – прим. ВЗГЛЯД)», – рассказал Ходаковский.

Психологически среднестатистического добровольца на фронте можно охарактеризовать как неравнодушного мужчину, готового защищать Россию и мир от неонацистов, отмечает депутат Водолацкий. «Могу привести пример одного полковника, который на данный момент у нас участвует в боевых действиях как рядовой добровольческого отряда. Он имеет огромный опыт военной службы в силовых структурах, а сегодня он – рядовой в окопах с автоматом в руках. Таким образом он может успешнее передавать свой опыт молодежи на передовой – технике владения оружием, скрытому перемещению и другому», – пояснил Водолацкий.

«Это люди, которым небезразлична судьба родной земли и близких, они готовы рисковать и даже жертвовать своей жизнью, зная, что это приблизит победу», –

соглашается председатель запорожского движения «Мы вместе с Россией» Владимир Рогов.

В последнее время добровольцев на территорию СВО прибывает все больше. «Даже если судить по бригаде «Дон», которая формируется в основном из казаков с территории Всевеликого войска Донского, то раньше набор в нее был проблематичным. Сегодня к тем 800 бойцам, которые уже в боевых отрядах, приехали еще 300, а на подходе еще 200 человек», – рассказал Водолацкий.

В целом добровольцев можно назвать самой активной и ответственной частью российского общества, считает Рогов. «Вне зависимости от того, какой человек, молодой или среднего возраста, успешный бизнесмен или не реализовавший себя в жизни человек, семьянин или холостяк – это люди в первую очередь небезразличные, с высоким уровнем личной ответственности», – говорит собеседник.

Принятие закона о гарантиях добровольцам обеспечит этим людям достойный статус, считает Царев. Он рассказал, что зачастую из-за нехватки вооружений группам добровольцев «приходилось подбирать стволы, брошенные ВСУ на поле боя, в ход также шло восстановленное оружие российской регулярной армии». Нередки и проблемы с экипировкой, особенно это было заметно в первые недели СВО, заметил Царев. «Дончане и жители Луганщины воюют, объективно, лучше всех – но с обмундированием сложно, многие даже не в военной форме.Военный аналитик Михаил Онуфриенко также считает, что с принятием закона, который уравнивает контрактников и добровольцев, социальное положение последних заметно улучшится. «Добровольцы неделями могли тратить время и деньги, собирая для военкомата ксерокопии всевозможных документов, но в итоге так и не получить желаемого. Добровольцев из числа иностранцев вообще даже не брали в расчет. С принятием этого закона такие проблемы постепенно будут решаться», – полагает собеседник.

«Проблема возникла давно, – заметил Онуфриенко. – Ко мне обращалось огромное число знакомых, которые хотели попасть на фронт, но не знали, как это сделать. Закон о статусе добровольцев не просто легализует все необходимые процедуры, но и приведет к росту самого потока добровольцев, поскольку он вводит для них социальные гарантии».

Добровольцами в зоне СВО могут считаться не только бойцы в окопах, уточняет Онуфриенко. «Многие из желающих помочь стране могут не подходить армии по возрасту или по физическим данным. Но они вполне способны принести пользу, например, в составе ЧОПов, которые сейчас активно формируются в Херсонской и Запорожской областях. Такие ЧОПы занимаются охраной мостов, детских садов, школ и других социально важных объектов», – рассуждает военный аналитик.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх