Факты Дня

2 015 подписчиков

Свежие комментарии

  • Валерий Федосеев
    Зельц много хочет, от хотелок жопа слипнитца.@Зеленский выдвину...
  • ВАРЯГ РУС
    Этим баранам ( всей гейропе) ничего не докажешь. Ссут когда страшно.Протасевич весело...
  • Rustam Kuchkarov
    Ленин и другие политические деятели всегда ставили вопрос об информации. Нынешние тоже это понимают.Наместник Сороса ...

Миссия невыполнима

Смысл существования

Геостратегическая задача нынешней Украины состоит не только в том, чтобы воровать газ из трубы или выделять землю под военные базы своим заокеанским хозяевам, но ещё и в том, чтобы вызвать у россиян ненависть, очень нужную для кураторов украинского проекта, которым необходимо значительно сократить украинское поголовье, но желательно чьими-то сторонними руками.

Помните, как пела Шапокляк о том, что хорошими делами прославиться нельзя? Вот и евроукры в лучших традициях той сомнительной идеологии готовы пойти на любую гадость, лишь бы их начали ненавидеть. Но пока что не получается. Пока что дальше сожаления, брезгливости и насмешек дело не идёт, и неодинтегрированное панство это очень бесит. Это как если мужик нетрадиционной ориентации разоденется во всякое яркое и пройдётся по улице, но на него не обратят внимания. Получается, что всё зря. Ведь люди должны обратить внимание и обязательно отреагировать. Может быть, даже ужаснуться. Тогда эффект будет достигнут. Мне доводилось видеть таких на южном берегу Крыма: в вышиванке на улице или в футболке с гербом-трезубцем вечером на набережной Ялты. Ходить в вышиванке по Крыму ― это как пройтись по Москве в трусах из бересты и в лаптях.

Что до трезубца, то это равносильно тому, чтобы начать справлять нужду в наполненном людьми общественном транспорте. Но из того, что видел лично я, так это то, что на данных персонажей не обращали внимания. Публика тут тёртая, видела и не такое.

Но евроукры не сдаются, отчаянно стараясь выполнить поставленную своими западными хозяевами задачу, направленную на отрыв русских Малороссии от остальной части бывшей Российской империи. Тут уместно привести фразу из кинофильма «Большой куш», где один из персонажей очень просил другого «не нанимать на это дело идиотов». Но так уж случилось, американцы с другими не работают: во-первых, с идиотами проще, во-вторых, на их фоне сам будешь выглядеть титаном мысли. И всё бы ничего, да вот только проблема в том, что идиоты на то и идиоты, чтобы заваливать любое начинание и иметь хроническую невозможность добиваться поставленных целей. Вместо того чтобы подойти к вопросу вызова ненависти к себе с холодной головой и чётким планом, евроукры обмазываются нечистотами и лезут в приличное место, чтобы потом с улюлюканьем кричать о том, что «у затролленной ваты полыхает!»

Возненавидь ближнего своего

Давайте вспомним, как это было. Начали украинские бандерлоги не шибко: в 1991 году, добившись вожделенной незалэжности, они как-то быстро обнищали. А как нормальному человеку ненавидеть нищую побирушку, пусть даже агрессивную? Её, побирушку, можно пожалеть, над ней можно посмеяться, в конце концов к ней можно испытывать брезгливость, но ненавидеть ― нет. Ненавидят не просто злых, а тех злых, которые при этом сильные и властные, а украинцы в те годы только и делали, что резали на металлолом свою авиацию и флот, утилизировали ядерный потенциал и ходили с протянутой рукой по миру.

Шли годы. Начали появляться люди, которые родились уже в годы незалэжности, для которых Россия была чужой непонятной страной. Может быть, они смогут сделать то, чего не удалось их отцам? Что нужно сделать с россиянами, чтобы те воспылали ненавистью к тебе? Желательно начать причинять им материальный вред и проливать их кровь. С первым получилось не очень, хотя украинцы очень старались. Посильно участвовали в Чеченских войнах. Трубо-газовый шантаж и торговые войны с Россией стали обычными явлениями для украинской государственности. К ним добавились отдельные акты типа того инцидента в 2001 году, когда украинская ракета сбила российский гражданский авиалайнер. Если бы Россия сбила украинский авиалайнер, то в каждой украинской школе, в каждом её детском саду, в каждом вузе и на предприятиях до сих пор проводились бы десятиминутки ненависти, где специально обученные граждане с тяжёлым галицийским или лёгким американским акцентом читали бы вирши в стиле «убей москаля». Но Россия тогда ограничилась лишь общественным порицанием, строго погрозила пальцем и востребовала по 200 тысяч долларов за каждого погибшего.

Было ясно, что номер не сработал. Нужно было что-то более грязное, кровавое и громкое. Такое, чтобы ужаснуло русских окончательно, чтобы те наконец согласились, заявив, что с Украиной дружбе не бывать. Эту мысль ясно доносили, так сказать, лидеры общественного мнения ― сначала на первом майдане, потом на втором. А чтобы над украинцами перестали уже смеяться, как смеялись после первого майдана, они начали убивать своих сограждан, которых как в какой-то сумасшедшей игре решили назначить «москалями». Сначала полыхнула Одесса. Ничего подобного цивилизованный мир не видел уже давно, а может быть, и никогда. Потом загремел Донбасс. Плотным косяком пошли материалы, все как один свидетельствующие о том, что свидомые евроукры ― ужасные нелюди, которых самое время начинать ненавидеть и где-то даже бояться.

«Бей своих, чтобы чужим было неповадно» ― эту пословицу на Украине решили применить на общегосударственном уровне. Однако затем включилась ответка: ужасных, смертельно опасных, отвратительных в своей кровожадности и отупевших от безнаказанности шароварных рыцарей начали пачками отправлять в подземный «пидарешт». Чёрные мешки с останками вчерашних героев поехали нестройной чередой на запад. Экскаваторы не успевали копать могилы. Интернет заполонили видео взятых в плен укровоинов, которые, размазывая сопли по физиономии, объясняли, что ошибались в своём жизненном выборе. Попёрли шутки про «котлы», в которых бравая украинская армия многажды побывала. В общем, всё опять сломалось. С таким рвением создаваемая атмосфера ненависти ко всему украинскому была быстро разрушена. Над шановным панством опять стали смеяться, а некоторые даже умудрялись сочувствовать. В те горячие годы везде и всюду можно было наблюдать сердобольных женщин, жалеющих «украинских солдатиков», у которых тоже есть мамы, и тому подобное и прочее. Дошло даже до того, что некоторые воинские части украинской армии перешли украинско-российскую границу и отважно сдались в плен «агрессору», который оказал первую помощь, отмыл, накормил и отправил «киборгов» назад, не забыв предварительно снять на эту тему несколько репортажей, показанных по федеральным каналам, после чего голоса тех, кто ратовал за «один народ» и давил на жалость, опять стали очень громкими. Всё глобальное начинание по разделению рушилось стремительным домкратом.

Кризис украинской русофобии

Получившие задание борцы за чистоту украинской нации боялись тронуть соседей по-настоящему, а бить своих стало сложно и просто неэффективно. Оставшиеся методы, к которым как-то даже призывали в Верховной раде типа подрыва своих же украинских атомных станций, не подходят по многим причинам и являются самыми крайними мерами. Просто, если их реализовать, россиянам уже некого будет ненавидеть, поскольку Украина как таковая исчезнет. Но как же быть? Похоже, что проблема нехватки ненависти со стороны России состоит в том, что сами украинцы недостаточно стараются эту ненависть вызвать, следовательно сами недостаточно ненавидят своего большого соседа. С этим нужно что-то делать.

Чтобы поддерживать накал, на Украине годами напролёт действуют целые «культурные» центры и прочие общественные организации, чья деятельность направлена ровно на одно: объяснять обывателю, что во всех бедах тысячелетней истории гордого украинского народа, виноваты те самые русские, которые так ненавидят успешных украинцев, что есть не могут. Но это была хорошая мина при плохой игре. Украинцы трудно обучаемы. Некоторые необучаемы вовсе, поэтому подобные уроки усваиваются недостаточно качественно, и, например, если просто выкрикивать оскорбительные кричалки, вывешивать в социальных сетях патриотические картинки и ходить на майдан свидомые евроукры ещё могут, то, когда начинаются более сложные испытания с повышением ставок, они пасуют. Например, когда дело доходит до перехода на мову с отказом от русского языка, который, вопреки годам войны против него, снова набирает популярность, продолжая оставаться главным языком незалэжной ни от кого укродержавы. То же самое можно сказать о российском шоу-бизнесе, российских интернет-ресурсах и даже российских продуктах питания. Русский Крым также с каждым годом становится всё популярнее и популярнее на украинских просторах. Короче, многолетний план не работал.

Из России с любовью

С другой стороны, крайне характерной выдалась реакция простых россиян на общение с людьми, покинувшими Донбасс в частности или Украину в целом и переехавшими на новую большую родину. Из своего личного опыта могу сказать, что сколько я ни общался с коренными россиянами, ни в одном ни разу не увидел ни намёка на упрёк, неодобрение или какую-то антипатию, хотя общался со многими. С приёмной комиссией при экзаменах на гражданство, с подполковником в военкомате, с представителями дорожно-патрульной службы, с проводниками в поездах, с таксистами, с продавцами, со всяко-разными чиновниками и, конечно, с родственниками. Все как один выражали сочувствие и одобрение, а проводница в поезде Грозный ― Москва даже сделала мне скидку на провоз багажа, когда узнала, что я из Донецка. Видимо, не понаслышке знает, что такое война. При этом никто ни разу не выступал с проклятьями в адрес национально-сознательных адептов майдана, по чьей вине судьбы сотен тысяч русских людей с востока Украины заломили крутой вираж.

Ненависти, что характерно, мне ни разу не доводилось встречать. В адрес украинцев звучало сочувствие. События на Донбассе сравнивали с Карабахом в плане их длительности, говорили, что у них там всему виной «кучка нациков», жаловались, что теперь не могут поехать к своим горячо любимым украинским родственникам, а также выражали мнение по поводу того, что «работы в России на всех хватит». В общем, сплошные мир да любовь. Но правда, в основном так говорили взрослые люди от 40 и выше. Что до молодёжи, то ей, как ни странно, вообще наплевать. Пока бравые протошумеры бездумно уничтожают свою страну назло «москалям», последние из тех, кто помоложе, кто занят работой, семьёй или учёбой, просто не замечают этих ужимок и прыжков. Для многих из них Украина ― это как для самих украинцев Эфиопия. Вон эфиопское правительство сейчас воюет с мятежниками из Тыграя, но волнует ли данный конфликт жителей Киева, Луцка или Львова? Есть мнение, что совсем нет.

Вот и получается, что после трёх десятилетий попыток, направленных на отрыв миллионов южноземельных русских от России, национально-озабоченные украинцы терпят фиаско, поскольку на Большой земле их в лучшем случае не замечают, в худшем ― сочувствуют и предлагают помощь. В худшем, конечно, для американских хозяев и поборников украинского национализма. Некоторые действия, конечно, происходят вроде выхода из всевозможных договоров и создания административных и технических барьеров, но, как показывает практика, миссия по культивированию ненависти по отношению к украинцам среди россиян невыполнима. Их могут просто считать неразумными бабуинами, но не более. Сами же украинцы, даже из числа тех, чьё благосостояние неразрывно связано с работой в России, могут ненавидеть кого угодно и сколь угодно долго, но дело в том, что на подобные проявления чувств в России просто наплевать. Никого ведь на самом деле не волнует, что думают насчёт россиян, например эстонцы или молдаване. По такому же пути идут и украинцы. Их западные друзья уже оставили их без денег. Скоро оставят без земли. Ненавидеть сирых и убогих не в русском стиле.

Кстати, о попытках заставить граждан Украины ненавидеть граждан России. В этом плане успехов у тех, кто занимается надгосударственным управлением незалэжной, значительно больше. Но тут как раз тот случай, когда можно согласиться с французским философом Люком де Клапье Вовенаргом, которому принадлежит изречение о том, что ненависть слабых менее опасна, чем их дружба. Если выразить это народной поговоркой, то лучше с умным потерять, чем с дураком найти. Ещё хорошо сказал на эту тему английский политик и писатель Филип Дормер Стэнхоуп, считавший, что люди ненавидят тех, кто даёт им почувствовать их более низкое происхождение. Но можно ли было заподозрить россиян в традиционно уничижительном отношении к украинцам? Отнюдь нет, но когда этот повод появился, то появился он благодаря исключительно самим украинцам, а учитывая болезненную гордость последних, мы и получили то, что получили. Шароварное панство любит только, когда им восхищаются, соглашаясь даже на самую тупую лесть. А ещё это самое панство очень завистливо, и на этой зависти кураторы Украины также пытаются культивировать русофобские настроения.

Ну, а что там с ненавистью? Можно ли рассчитывать на её обоюдность между россиянами и украинцами? На мой взгляд, категорически нельзя. На Украине могут сколь угодно долго водить русофобские хороводы, но это не поменяет сути вещей. Всепрощающая Россия останется всепрощающей Россией, а для Украины, стремительным домкратом летящей в чёрную пропасть, кого-то ненавидеть ― слишком большая роскошь. Удел нищенства ― угождать и подстраиваться, а если и захочется иногда испытать сеансы острой национальной ненависти, то проводить их придётся ночью и под одеялом, чтобы никто не услышал.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх