Факты Дня

2 000 подписчиков

Свежие комментарии

Юные бандеровцы

Трудно, наверное, найти в мире такую более подходящую для социальных экспериментов страну, где можно было бы с такой легкостью применять современные достижения Запада в области социальной инженерии, как Украина.

Все здесь в наличии.

Гражданский конфликт, религиозный конфликт, этнический конфликт, культурный конфликт, цивилизационный конфликт, нищета, СМИ, подконтрольные олигархам, которые, в свою очередь, полностью подконтрольны Западу и полное отсутствие сопротивления со стороны противоположной. Даже, скорее, наоборот. Россия, как страна противоположная, делает все, для того, чтобы не только не мешать западным технологам в их успешной работе по выращиванию нового вида гомо-украиникус-антирусикус, но максимально помогает им, всеми своими силами экономически поддерживая бандеровский Киев. Даже танки Киева, воюющие против мятежного Донбасса, заправляются российским топливом, прошедшим через Беларусь.

Одним словом — вольному воля, спасенному рай.

Недавно в один из районных центров Киевской области привезли хоронить молодого человека – солдата ВСУ, погибшего в АТО. Тело солдата было набальзамировано, одето в отглаженную военную форму, отдельно на подушечках красовались военные награды, гроб был выставлен на площади перед школой, в которой учился погибший, все школьники, все родители, священник новой украинско-стамбульской церкви, весь вообще народ, который только смог приехать из соседних сел – все были на церемонии.

Я там тоже был. Я стараюсь не пропускать подобные мероприятия после того, как однажды случайно попал на такое же в нашем районном центре – в городе Обухове Киевской области. Никакое социологическое исследование не передаст вам того, что вы сможете увидеть и понять стоя в толпе людей, пришедших на похороны молодого человека, погибшего в АТО, среди людей, которые уже семь лет живут в отравленном информационном облаке «российской агрессии», как заключенные Маутхаузена в газовой камере. А тут еще труп, награды, священник и вопль несчастной матери.

Похороны эти разительно отличаются от любых других похорон. Так, старых родственников, например, часто хоронят с облегчением, родителей с грустью, детей с острой болью, но всегда это касается только близких, непосредственно потерявших, общество же, как правило, ограничивается традиционным сожалением и сочувствием, не особенно отрываясь от своих дел. Не то происходит на похоронах погибших «наших детей», как говорила перед гробом учительница, преподававшая тому парню украинскую литературу. Атмосфера торжественности, напряженного внимания даже у самых младших школьников, осознание эпохальности момента – всё работает на малороссийскую душу, переделывая её в душу антирусскую.

Выступал «побратим» погибшего. Рассказывал о том, как смело его товарищ, «лежащий сегодня в гробу возле своей школы, защищал от русских террористических войск свою же школу, чтобы вы, дети, могли жить свободно, в свободной стране, не боясь «зеленых человечков» и русских танков на своих улицах». Обращаясь в сторону гроба, «побратим» сказал, что погибший может спать спокойно, что его боевые товарищи продолжат его дело, что будут бить оккупантов и освободят, в конце концов, украинские земли Донбасса и Крыма от русской нечисти и Украина будет великой, свободной и европейской навсегда.

Военная полевая форма «побратима», даже как будто немного помятая и запыленная, боевые награды, отсутствие головного убора – все это создавало для детей и для взрослых мужчин и женщин особую, чуть ли не окопную, атмосферу, будто окопы где-то не далеко и «побратим» прямо оттуда пришел, забыв шапку в блиндаже, а награды на груди он не снимает никогда даже во время боя.

Мать погибшего солдата говорить не могла. Рыдала. Сестра стояла возле матери вся в черном и молча прямо смотрела на красивое напудренное лицо своего брата в гробу.

Выступали школьники. Читали стихи Шевченко про «москалей» и про «Борите поборите», одна девочка из старших классов держала речь про Бандеру и освобождение Украины, и вообще поведение школьников старших классов было больше похоже на клятву верности делу Бандеры и его подельников.

Священник новой украино-стамбульской церкви, так же, как оказалось, бывший ветеран АТО, отслужил панихиду на украинском языке, сказал короткое слово о том, что душа каждого воина, защищающего свою родину, будет в раю, а его русские убийцы попадут в ад и завершил церемонию прощания.

Гроб с погибшим установили на грузовик с опущенными бортами и повезли по улицам районного центра.

Шествие было большое. В толпе разговаривали мало. Музыка играла редко. Лица были сосредоточены даже у детей.

Семь лет на Украине идет гражданская война. Дети, которые семь лет назад были только в пятом классе, сегодня закончили школу и поступили в ВУЗы.

Начальная школа, средняя школа, высшая школа, все без исключения СМИ, минкульт, минсоцполитики, минобразования, все до единого музеи, более уже трехсот тысяч ветеранов АТО, публичные похороны «героев, погибших от рук российских оккупантов», отдельные стипендии и гранты более чем от двухсот благотворительных гуманитарных фондов Запада, действующих сегодня на Украине, которые выплачиваются каждому талантливому студенту и ученому, лишь бы он писал о вековечной борьбе с Россией и о нашей, украинской, принадлежности к Европейской цивилизации – все это при полном отсутствии хоть какого-то, хоть малейшего сопротивления с противоположной стороны – все это направлено на малороссийские души и действует крайне эффективно. Медленно, но прочно.

Я не дошел до кладбища. В какой-то вдруг момент я понял, что иду среди детей, которые почему-то своей серьезностью стали напоминать мне одно лицо – злобное, сосредоточенное и лопоухое, лицо, которое еще совсем недавно власти Киева вывесили на здании Киевской городской администрации – лицо Степана Бандеры.

Я уехал домой. По дороге я с грустью вспоминал публикации и выступления своих друзей и знакомых, из числа украинских политических эмигрантов в Москве, заполонивших, уже седьмой год к ряду, все популярные российские ток-шоу (и другие СМИ) и гордо вещающих «правду» об Украине.

Они очень, конечно, хорошие и честные ребята, давно уже не бывшие на Украине и смешно рассуждающие о том, как большинство украинцев, мечтают сегодня о восстановлении отношений с Россией и, что даже если это не так, то в самом скором времени, всё на Украине изменится само собой и украинцы точно захотят вернуться в российские объятия.

С Новым Годом вас, коллеги.

Мы всё понимаем. Вам надо попасть в общий идеологический тренд, вам нельзя из него выпасть, мы понимаем, но надеемся все же, что если не вы, то может быть хоть кто-то там у вас в России, знает, на самом деле, что дела здесь, на Украине, обстоят с точностью до наоборот.

Юные бандеровцы

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх